Любите ли вы кофе? Если да, то в скором времени можете оказаться… под контролем. И это еще цветочки.

Если кто-то думал, что глобальная борьба с курением направлена исключительно на благое дело — оздоровление населения, то он немного заблуждался. Это было только началом заботы о его здоровье. Настоящая забота еще только начинается.

«Комиссия по контролю за лекарствами и продуктами питания США объявила о своих планах изучить воздействие кофеина на здоровье людей и при необходимости взять его употребление под контроль».

Под контроль — это главное.

Стоп. Прежде чем продолжим, вопрос: а при чем здесь мы, если дело происходит в США? Да при том же, что и борьба с курением, стартовавшая на Западе и легко перебравшаяся к нам. Равнение на Запад заставляет наш либеральный истеблишмент, пока он все еще правит бал, жить по западной кальке. (Сразу предупреждаю, что Путин, хоть и «виноват во всем» у определенной публики, к этому конвейеру, запущенному еще при Горбачеве силой диссидентской мысли, отношения не имеет, если не считать того, чтобы лечь костьми под гигантские шестеренки.)

Одно из недавних свидетельств структурированного «западничанья» – закон о безвозмездном донорстве. Однако, связавшись с кровью, западномыслящая общественность, депутаты и чиновники в первый раз потерпели сокрушительное поражение на виду у всей страны. Они не вняли никаким доводам, принимая западный стандарт на совершенно неподготовленную для него почву, но довод жизни и смерти — слишком весомый, чтобы играться с ним в «европейские игры». Поэтому и пришлось быстро дать задний ход. Говорят, министр здравоохранения, до последнего стоявшая за безвозмездность, накануне майских праздников без лишнего шума подписала приказ, возвращая по факту оплату донорства. Так что страна не сразу и заметила эту маленькую капитуляцию.

Но большая игра еще далеко не окончена. Поэтому, как пить дать, ждите новых заимствований. И опять окажется, что обсуждению они не подлежат. Ничего не напоминает? Но если советское прошлое было тоталитаризмом, то что тогда либеральное настоящее?

Однако «вирус либерализма», по выражению Александра Дугина, занесен к нам извне: «такое ощущение, что люди просто чихают либерализмом». Поэтому даже сами либералы, если только не больны «на всю голову», втайне знают, что не совсем здоровы. Впрочем, об этом ниже.

Вернемся к попавшему в опалу кофеину. Начинается все, как обычно, благообразно:

«Некоторые европейские государства уже взяли под контроль употребление кофеина: в Швеции, к примеру, во многих магазинах энергетические напитки не продаются подросткам младше 15 лет», — отмечает The Atlantic (США).

Как остроумно заметил один из наших комментаторов на переводном ресурсе ino.СМИ.Ru, дело не в энергетиках, а в водке, без которой их употребление не обходится. Но да ладно, с ограничениями на энергетические напитки спорить не будем, но сдается, что это лишь хороший трамплин для развития наступления.

Когда Майкла Тейлора, заместителя комиссара по продуктам питания и ветеринарии Комиссии по контролю за лекарствами и продуктами питания, недавно спросили о том, возможно ли, что комиссия введет возрастные ограничения на покупку напитков, содержащих кофеин, он ответил:

«Мы должны практически смотреть на вещи. Введение возрастных ограничений может оказаться весьма затруднительным. Я считаю, что более важный вопрос заключается в том, уместно ли использовать продукты питания, которые могут оказаться привлекательными и доступными для детей, в качестве способа заставить их употреблять кофеин, а также в том, нужно ли нам вводить ограничения на содержание кофеина в определенных продуктах питания».

Как видите, американские чиновники-комиссары не хуже наших умеют высказаться так, чтобы ничего толком не прояснить, но общий тренд понятен — намечаются ограничения. И не возрастные. Кофе, конечно, не запретят, только будет ли это кофе? А натуральные кофеманы перейдут, если и не в разряд наркоманов, то на положение, сравнимое с гонимыми отовсюду курильщиками.

Еще комментарий: «Русский человек никогда не поймёт европейца. Как можно обсуждать такую белиберду?»

Это не белиберда, как сказал бы Мюллер, это совсем не белиберда! Это политика. Но пока артподготовку ведет пресса.

«У кофе, как и у чая, есть множество положительных качеств… К несчастью, в результате обжарки он получает большую дозу акриламида и попадает на самую вершину списка продуктов по его содержанию: он лишь немного уступает чипсам и обходит хлеб, обгоняя чай почти вдвое» («Atlantico», Франция).

Нетрудно заметить, что тут еще более широкий замах — вероятно, на будущее. Раз дело коснулось уже и вредности хлеба, то недалек тот день, когда окажется, что нам вообще кушать ничего нельзя, ибо смертельно вредно. Кроме экологически чистой — я имею в виду абсолютно чистой химии. И на Земле останется только один вид еды. Полезная безвкусная размазня, вроде той, которую с отвращением употребляли герои «Матрицы». (Элита, конечно, будет как всегда трескать самые вредные деликатесы за высокими заборами.)

Я утрирую, хотя и не уверен, что это так уж невозможно. Вы не волнуйтесь, ассортимент не пострадает. Полки супермаркетов будут по-прежнему ломиться от разнообразных продуктов. Но они будут не теми, за кого себя выдают. Кофе без кофеина, чай без чая, хлеб без хлеба.

А разве мы уже сейчас не наблюдаем процесс исчезновения натуральных продуктов за счет химических заменителей? Возможно, пришла пора ускорить этот процесс. Под знаменами всеобщего оздоровления.

Любопытно, что наступлению неизвестного оздоровителя сопротивляются такие же монстры, но явно гораздо мельче. «Лобби в каждой чашке кофе» — обличительно названа статья во французском издании, рассказывающая о всяких вредных штучках, которые засовывают нам в рот нехорошие монополисты. Тот же чай в пакетиках, например, — просто жуть — диоксиновая смерть, «особенно если бумага белая или состоит из волокон китайского или индийского производства».

Это как если бы на динозавров напал тираннозавр.

Ну и до кучи, как говорится, еще об одном продукте — демократическом. Тут тоже большие изменения.

«Евроинтеграция, являющаяся важнейшей составной частью глобального проекта, в меньшей степени, но при тщательном анализе также наглядно демонстрирует основных выгодополучателей, — читаем у nikolino. — Есть огромная политическая воля удерживать этот проект, даже если он был изначально ошибочен, — полагает основатель Saxo Bank Ларс Кристенсен. – Уже сейчас часть важнейших решений принимается без всяких голосований, принимается людьми, которых никто не выбирал. Европа движется в очень плохом направлении, в направлении полутоталитарного общества».

Лично мне кажется, что господин Кристенсен от удивления собственной смелостью просто уполовинил то, к чему движется Европа, как и Запад в целом. Парадокс ли, что либеральное общество превращается в тоталитарное? Думаю, нет, ибо всякая идея, объявленная единственно верной и непогрешимой, будет молиться сама на себя и превращаться в идола, не терпящего конкуренции.

Но вернемся к теме здоровья, о котором так пекутся чиновники на Западе. Что же в этом плохого? Разу­меется, ничего. Когда речь идет о докторах и профилактических осмотрах. Ничего плохого и в рекомендациях, выдаваемых Минздравом или западными аналогами Онищенко. Плохо, когда от рекомендаций переходят к тотальной регламентации, вплоть до составления обязательного меню. Вместе с тотальной заботой о здоровье населения оно полностью подпадает под контроль чиновников-оздоровителей.

Я бы обратил внимание товарищей, бегущих из советского тоталитаризма в общество свободы, что им лучше притормозить в России. Ибо если они с разгону проскочат-таки на Запад, могут вскоре столкнуться с тем, что попали туда, откуда бежали. Нет, я понимаю, что регламентация свободы лучше, чем несвободы, поэтому многие наши либералы останутся довольны. Но если вы имеете опасную склонность смотреть поверх розовых очков, будьте осторожны – можете разочароваться.

Есть в московской «рукопожатной среде» такой молодой деятель — Максим Кац. Так вот как-то в пылу интернет-дискуссии заявил он, что, мол, везде бывал — и в Европе, и в Америке, и в Израиле, но именно «у нас самая свободная в мире страна». Это он по неопытности, конечно, как же теперь за свободу-то биться, к Западу апеллируя? Через полчаса он эту крамолу лихорадочно стер, но поздновато — народ-то заметил.

Ну а кто ничего так и не заметил, так блажен неведающий…