Кажется, этим летом у нас не будет «мертвого сезона» в горячих темах мировой политики. Слишком крепко завязана уже Россия на глобальных проблемах, а те в свою очередь отражаются на самой России, как родные. Между тем, отвлекшись на суету вокруг Сирии и то, как Путин стоял один против семерых на саммите «Большой восьмерки», мы как-то совсем забыли о Турции.

А какие поначалу были жаркие споры, «оранж» там или не «оранж», наказывают ли Эрдогана «оранжевой революцией» за якобы нежелание воевать с Сирией, или турки сами поднялись против ползучей исламизации. Почему это «турецкое лето» весьма актуально для нас, думаю, объяснять не надо.

Термин «турецкое лето» я впервые услышал от Игоря Виттеля, ведущего РБК ТВ, хотя он сам склонен был видеть в нем лишь логическую смену сезона:

«Хаос в стране, являющейся «воротами» в Европу и на Кавказ, граничащей с горящей Сирией, тлеющим Ираком и Ираном, что может быть лучше для строителей Халифата, занимающихся сейчас первой стадией: зачисткой места под фундамент?», — писал Виттель в «АиФ», хотя и предупреждал, что это лишь гипотеза.

Большинство, однако, традиционно видело не «руку Халифата», а всё те же оранжевые отпечатки пальцев, которые мы давно уже наблюдаем по всему миру, начиная с «революции роз» в Грузии. Была, правда, одна неувязка — не было причины свергать Эрдогана у тех же самых сил, которые направляли стихию «арабской весны» на Сирию. Эрдоган не хотел воевать? Бросьте! Буквально за несколько дней до начала протестов он вернулся из Вашингтона, где уговаривал Барака Обаму ударить по Сирии всем блоком НАТО. Первоначальный замысел возлагал всю инициативу на Турцию, но на это Эрдоган действительно не решился. В результате появились даже версии, что его убирают при помощи «оранжевой революции», потому что он… слишком труслив. Но какая тут логика? Это сколько же времени уйдет на то, чтобы при помощи такого сценария найти кого-то более смелого?

Сирийский сценарий и так уже выбился из всех графиков, какая еще «революция»! Тем более что США уже перенесли плацдарм для удара по Сирии в Иорданию.

Надо заметить, что поток турецких демонстраций вылился не только из защиты парка Гези (местного «Химкинского леса»), но также из протестов против вмешательства в сирийский конфликт. Так что было бы странно «по-оранжевому» убирать Эрдогана под антивоенными лозунгами. К тому же «арабская весна» развивалась при поддержке исламских движений, а протесты в Турции как раз направлены против исламизации. Обозреватель РИА «Новости» Константин Богданов вообще предлагает рассматривать происходящее в Турции как антитезу «арабской весне».

С другой стороны, мы не можем не видеть общих черт с тем, что происходило недавно в самой России. Судя по опросам, 70% населения Турции поддерживают Эрдогана, а его противники в несомненном меньшинстве. При этом они, что нам до боли знакомо, очень уж креативные. Вот, например, свежайшая придумка.

«Министр внутренних дел Турции Муаммер Гюлер заявил, что полиция не будет мешать «акции стоящих людей», если та не будет нарушать общественный порядок», передает РИА «Новости» со ссылкой на турецкие СМИ.

Они теперь просто молча стоят, даже фонтаны не оккупируют, но число стоящих растет, так что нельзя поручиться, что у министра хватит выдержки не нарушать данное им слово.

И все-таки это не классическая «цветная революция». Первейший признак этого — слабая реакция западных СМИ. При том, что уже несколько демонстрантов в Турции погибли, многие покалечены и даже ослепли (каким газом их травили, доподлинно неизвестно), никакой истерики в «общечеловеческих» СМИ не наблюдается. Для сравнения представьте, что было бы, случись такое в России. Представляя, я заранее затыкаю уши.

Итак, в Турции мятежный креатив имеется, «оранжевые» технологии твиттер-революций, безусловно, применяются на всю катушку, но нет однозначной поддержки «прогрессивного» Запада, а также не просматривается внешних сил, заинтересованных в смене режима в Турции. Точнее, силы такие есть, но Ирану просто не по плечу организовать здесь смуту, да и Сирии, хоть у нее и есть в Турции свои сторонники, такое тоже не под силу. Все, что мог Дамаск, это позлорадствовать над теми, кто сам попал в яму, которую рыл для «режима» Башара Асада. Например, сирийский министр информации весьма остроумно посоветовал Эрдогану просить политического убежища в «демократическом» Катаре.

Однако многим по-прежнему видится иностранное влияние. «Самым глубоким объяснением любого события оказывается та или иная версия теории заговора, опирающаяся на твердую уверенность в том, что люди самостоятельно никогда не додумаются протестовать или защищать собственные интересы», — по делу критикует политолог Борис Кагарлицкий скоропалительных экспертов. Хотя справедливости ради стоит заметить, что его самого сильно кренит в противоположную сторону, где вообще нет места вмешательству извне. Повторюсь, но лучшим критерием для определения степени такого вмешательства является реакция западной прессы. Она — такая свободная! — порой слишком едина в общем векторе оценки тех или иных процессов.

Какие же общие черты в освещении «турецкого лета»? Разумеется, чрезмерное применение силы осуждается, но эмоции не перехлестывают, на жертвах режима особо не концентрируются, если только она, жертва, не попала в объектив Reuters, как та женщина в красном платье, которая пострадала от перцового газа и стала символом местного протеста. Но особый ракурс — это обвинение Эрдогана в… «путинизме»!

Обозреватель Bloomberg Марк Чемпион так и озаглавил свой материал: «Турция Эрдогана станет путинской Россией?». На протяжении нескольких лет премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган склоняется к усеченной демократии, которую Владимир Путин уже установил в своей стране. Эрдоган больше уважает Путина с его жесткостью, чем Евросоюз, который постоянно ноет о гражданских свободах. У лидеров двух стран много общего, полагает автор статьи («Новый регион-2»).

Судя по всему, Эрдогану здесь больше припомнили заигрывания с Таможенным союзом, но точно так же, как турецкий лидер шантажировал возможностью сближения с Россией Евросоюз, так и Запад ставит его подобными шлепками на место. Но делается это просто по случаю. Как по случаю на примере Турции развивается гораздо более актуальная для Запада тема Путина. Эрдогану же предлагается просто «извлечь урок», никто не велит ему уходить. При этом западная пресса решительно считает, что сравнения протестов в Турции с «арабской весной» неуместны. А это означает главное — весну здесь никто не ждал.

«В Турции гораздо сильнее плюралистические традиции и гражданское общество, и это вселяет надежду. Будем надеяться, что протесты помогут Эрдогану увидеть, какой риск несет следование путинской модели», — великодушно завершает Чемпион назидательный шлепок турецкому премьеру.

Надо заметить, что наши оппозиционеры — что тоже показатель — попытались было вдохновиться протестами в Турции, но как-то сразу это пошло у них вяло. А революшн-туристов из России — раз-два и обчелся, считая и журналиста из «Новой газеты» Аркадия Бабченко, помятого и выдворенного турецкими властями. Не то, что было в свое время в Египте. Вот там они сразу почуяли родное, а здесь – нет, не то.

Хотя комментаторы отмечают очень много схожего. «Всегда нужно с осторожностью проводить параллели между похожими явлениями в разных странах, но в протестных движениях России и Турции налицо очень много общих моментов, — пишет аналитик сайта The Asset. — И главное сходство в том, что недовольство вызвано не голодом, отчаянием и вообще экономикой как таковой, а дальнейшим курсом экономического развития».

Так почему же Турция не стала для нашей оппозиции вдохновляющим примером? Может быть, потому, что Маккейн не угрожает Путину «турецким летом», как в свое время грозил «арабской весной»?

Есть одно маленькое, но весьма существенное отличие. Турки в массе — не западники, они европеизированные! Как говорится, почувствуйте разницу. Именно поэтому вы никогда не услышите от лидеров нашей оппозиции, нередко именуемой «пятой колонной», ни слова возражения на любые действия Запада. А турецкие протестующие имеют на удивление собственное мнение по поводу войны в Сирии.

Подводя итоги, я попробую примирить спорщиков, «оранж» в Турции или не «оранж». Как ни странно, обе стороны правы. В Турции — налицо «оранжевая революция», но не привнесенная, а… самозародившаяся.

Запад издавна играет с Турцией, маня ее в свои объятия, но никогда не подпуская слишком близко. И это привело в конечном итоге к тому, что у городского населения Турции появилась навязчивая идея во чтобы то ни стало слиться с Европой, став европейцами в полном смысле. Вот и теперь, так и не дождавшись сигнала к «арабской» или какой угодно весне или хоть к «русской зиме», турецкие активисты, сгорая от нетерпения, сами породили собственное «лето». Им просто нужен был повод, как фитилю — горящая спичка. Фитиль окончательно размотал Эрдоган принятием ограничений на торговлю спиртным (дело не в алкоголе, а в самом ограничении свободы!), а спичкой стала защита парка Гези, ставшего символом светских основ турецкого государства.

Таким образом, я бы назвал «турецкое лето» самовольной «оранжевой революцией». Уникальный случай…