Сколько помню, у ростовчан было две хрустальные мечты. Это лестница, спускающаяся к Дону от Театральной площади, под стать легендарной одесской Потемкинской, и метрополитен. Но если в последних два десятилетия о грандиозной лестнице в Ростове вспоминали мало, то о метро говорили едва ли не каждый день. Точнее, не столько о метро, сколько о чудодейственном решении, которое позволило бы южной столице избежать транспортного коллапса. А его смрадное бензиновое дыхание уже давно ощущается на ростовских улицах.

В поисках транспортного философского камня что только городские власти не перебрали – разве что о пуске дирижаблей над ростовскими пробками не вспомнили.Была пора увлечения монорельсом, и даже столь экзотический проект, как канатная дорога, на краткий миг оказался в чести. Но постоянно во всех транспортных дискуссиях всплывала тема метро. Сегодня идея строительства метрополитена приобрела официальный статус. Она представлена на выставках и форумах и, несмотря на бешеную дороговизну проекта и нескрываемо прохладное отношение федеральных чиновников, принята в разработку.

Попутно в спорах о транспортном будущем Ростова успели почти извести трамвай: от прежних 17 маршрутов сегодня осталось четыре… То, что это — колоссальная ошибка городских властей, сразу было ясно всем, кроме разве что самих «отцов города». Но сегодня это, кажется, поняли и они: в Ростове в полный голос заговорили о возвращении трамвая. Причем в такой форме, что приходится задуматься: а не является ли возрождаемый трамвай альтернативой метро?

На недавнем совещании в правительстве ростовская мэрия получила задачу: до середины июля подготовить техзадание для проведения конкурса среди консалтинговых компаний. Его победителю предстоит до сентября разработать и представить оптимальную схему работы общественного пассажирского транспорта в южной столице.

В задании должны быть намечены перспективы транспортного сообщения центра мегаполиса с его районами, а также с планируемым Южным хабом в Аксайском районе. При этом на совещании то и дело употреблялся довольно загадочный термин «легкорельсовый трамвай». Именно на его развитие и ориентируют разработчиков задания и транспортной схемы донские власти.

Стоит ли напоминать, что любой трамвай по определению относится к легкорельсовому транспорту? И собственно легкорельсового трамвая в природе не существует. Так что, скорее всего, речь идет о скоростном трамвае. Вроде того, каким любовались донские чиновники во время своего визита в немецкий Ганновер. Там они побывали в центре управления городским транспортом, где познакомились с опытом работы и перспективами развития легкорельсового транспорта. Похоже, именно тогда трамвайная идея обрела зримые черты. Говорят, за консультациями в деле создания сети скоростных трамваев областные власти обратились к самому «Сименсу». Впрочем, не расставаясь при этом с мечтой о метро: как заявляют в областном минтрансе, речь идет о двух разных проектах, преследующих одну цель — кардинально изменить в лучшую сторону  транспортную ситуацию в южной столице.

Да и ладно. В принципе, трамвай ли, метро — какая разница? Как говорится, неважно, какого цвета будет кошка, главное, чтобы ловила мышей…  Ситуация же на городских дорогах такова, что требует к себе комплексного подхода. Важно только четко представлять себе каждый элемент этого комплекса. Иначе все сведется к очередным ни к чему не обязывающим рекомендациям по борьбе с пробками, каких за все последние годы выдавалось в Ростове  великое множество.

Если скоростной трамвай, то какой? Подземный, надземный? И где пролягут его маршруты? Как будут сопрягаться с другими видами рельсового транспорта? С той же городской электричкой, пустить которую в Ростове никак не удается не в последнюю очередь из-за отсутствия координации действий и четких договоренностей с железнодорожниками. Без ответа на эти вопросы мы рискуем получить в лучшем случае очередной «бесшумный» трамвай, который как грохотал, так и грохочет под окнами редакции на Буденновском проспекте, несмотря на широко разрекламированную ростовской мэрией реконструкцию пути.

Если честно, то едва ли можно предложить внятное решение сложнейшей проблемы до середины июля. Такой срок нереален. Да и незачем уже торопиться. Мы мучились долго, подождем еще немного…Главное — перестать судорожно перебирать варианты и выбрать наконец определенный путь. Практичный, реальный и эффективный.