Считаю себя в достаточной мере человеком здравомыслящим, потому понимаю, что выполнить завет великого русского полководца Александра Васильевича Суворова «война не закончена, пока не похоронен последний солдат» невероятно сложно. Особенно, если последний долг своим погибшим защитникам большей частью отдает не само спасенное ими государство, а преимущественно добровольческие объединения поисковиков-подвижников, не жалеющих ни времени, ни собственных сил, ни собственных средств для этого по-настоящему святого дела.

По закону, принятому Госдумой и направленному на пресечение незаконной деятельности в области археологии, повышение ответственности за уничтожение и повреждение памятников истории и культуры, поисковики оказались фактически приравнены к кладоискателям и «черным копателям», действительно наносящим большой вред историко-археологическому наследию страны. Вместо реальной государственной помощи и поддержки бойцы военно-патриотических поисковых отрядов ныне обрели еще и вполне реальную возможность за свое подвижничество быть оштрафованными на гигантские суммы, получить до года исправительных работ, а то и отправиться за решетку сроком до 6 лет. В частности, совершенно необходимые в поисковой работе металло­искатели теперь можно применять только в тех случаях, когда работы ведутся вне территорий археологии. Между тем земля (огородная, садовая, дачная, полевая, лесная), в которой, к примеру, случайно найдена монетка «времен Очаковских и покоренья Крыма», считается культурным слоем. За несанкционированные раскопки на ней только штраф может достигать полумиллиона рублей. Найденные же «артефакты» необходимо в обязательном порядке срочно сдавать государству, иначе любому «счастливчику» тоже грозит суровая кара.

«Закон направлен, в первую очередь, не на садоводов или огородников, — попытался разъяснить ситуацию заместитель председателя Госдумы Николай Левичев, — но всех проблем он, судя по всему, не решит. Так можно, к примеру, запрещать и сбор грибов! Как результативно осуществлять хотя бы контроль? Территория России огромна, а археологической карты страны не только нет, но в ближайшее время и не предвидится, поскольку государство на это денег не выделяет. Год назад Россия подписала Мальтийскую конвенцию, по которой все археологические раскопки должны вестись только профессионалами, имеющими специальные разрешения — «открытые листы». Их получают лица, имеющие профессиональное образование и использующие научно-археологические методики. В Российской Федерации стать обладателем «открытого листа» могут около шестисот таких профессионалов. Любителям же никакая деятельность не разрешается. Закон вообще получился суровым. Я убежден, что правоприменительная практика его не продумана. Придется брать опыт других стран, искать цивилизованные формы вовлечения честных, порядочных, гуманитарно образованных людей в общую работу по охране нашего культурного наследия.

Поисковые отряды, на мой взгляд, должны получать не лицензию на проведение археологических работ, а разрешение на использование металлодетекторов в своих изысканиях на определенных территориях, согласованных хотя бы с местными властями».

На вопрос, что же делать при случайной находке «артефакта» в саду или огороде, чтобы не стать нарушителем сурового закона, Николай Владимирович ответить затруднился…

Для справки. Украина, Чехия, Польша заниматься любительскими археологическими раскопками, наблюдениями и разведкой вовсе не воспрещают всем желающим. А в Англии копателям-любителям даже разрешают оставлять себе на память все «сокровища», обязательно сообщив только о находках специалистам для занесения в реестр. Как правило, однако, тамошние кладоискатели обычно очень легко расстаются с найденным, так как обязательно получают за все очень приличное вознаграждение в одной из самых твердых валют.