Наверное, сегодня стоило бы написать о новом конце света. На этот раз от Григория Распутина. Тем более что календарь так сложился, что и этот конец света, как и предыдущий — по календарю майя, приходится точно на день выхода газеты с моей статьей. Так и подмывает начать примерно так же: «Если вы читаете эти строки, мир пока еще скорее жив, чем мертв. Как погода за окном? А как там свет — не мигает?»

Наверное, сегодня стоило бы написать о новом конце света. На этот раз от Григория Распутина. Тем более что календарь так сложился, что и этот конец света, как и предыдущий — по календарю майя, приходится точно на день выхода газеты с моей статьей. Так и подмывает начать примерно так же: «Если вы читаете эти строки, мир пока еще скорее жив, чем мертв. Как погода за окном? А как там свет — не мигает?»

Но о конце света писать не буду. Нельзя мне. Как говорится, не буди лихо… Вот по прошлому концу света я несколько раз отписался — и что вы думаете? Я его таки получил в локальном масштабе. На электролинии, идущей именно к моему дому, странным образом перетерся еще вполне новый провод (монтер удивлялся) — и я один на всей улице сидел без света до самого конца календаря майя.

В общем, о конце света больше не буду. Ну почти. Не могу же я пройти мимо того, как удачно связали предсказание Распутина с Эдвардом Сноуденом, который якобы полностью подтверждает данные нашего сложного старца.

Дело в том, что по Распутину, который назвал точную дату — 23 августа 2013 года, этому событию должно предшествовать появление Иисуса Христа, который предупредит людей о грядущем бедствии. И его-таки нашли в России: «Интернет запестрил предположениями, что Сноуден — не кто иной, как новый Иисус», — пишет «Собеседник».

Как хотите, но признать Христом агента ЦРУ, пусть даже бывшего, как-то трудновато. Да и разночтения имеются. Сноуден вроде бы говорит о сентябре. Да и американские блогеры сообщают о таинственной возне по созданию в США запасов первой необходимости к середине сентября. Находятся и ученые, которые подтверждают, что «действительно в последние месяцы на Солнце творится нечто странное», как передает city-n.ru, а иные даже уверенно предсказывают в сентябре катастрофические вспышки, способные нанести серьезный вред нашей планете.

Правда, ученые все какие-то безымянные. А вот научные сотрудники Волгоградского планетария все эти сообщения категорически опровергают. Почему именно Волгоград? Но у кого конкретно спросили, тот и ответил. На волгоградском сайте v1.ru вот догадались спросить, а замдиректора по научной части Ольга Колесникова вкратце объяснила им про 11-летние циклы солнечной активности.

А вот если верить Сноудену и «Собеседнику», «американцы знали о предстоящем солнечном шторме еще 14 лет назад». Современной науке такое пока не под силу, не иначе как им инопланетяне рассказали. Да и с какого перепугу в США зашевелились только теперь?

Я вот знаю о стратегических продовольственных запасах России на случай войны и катастроф: научены мы своей тяжелой историей. Знаю о стратегических запасах кленового сиропа в Канаде, но это на случай неурожайных лет, чтобы покупательский спрос удовлетворять. В США много говорят о стратегических запасах нефти. На случай, если Америка увлечется установлением демократии во всем мире и окажется отрезанной от поставок… Но, может быть, теперь, вооруженные «теорией управляемого хаоса», власти США пришли к мысли, что неплохо бы иметь и всякие другие запасы? Не очень у них пока получается хаосом управлять, а вот создавать его они способны — и почему в таком случае нужно исключать сами Штаты.

Хотя, справедливости ради, стоит заметить, что Солнце в нынешнем цикле ведет себя не совсем стандартно, но есть ведь и другие циклы, гораздо менее изученные: 35 тысяч лет, например, и даже 200-300 миллионов лет! Что тут ученые скажут? А вот Библия говорит: ни дня, ни часа знать не будем…

Ну вот, обещал не говорить о конце света, но немного увлекся. Вообще-то меня больше другое предсказание волнует.

Сто пятьдесят лет назад Федор Тютчев, гениальный поэт-пророк, написал стихотворение, в котором, по мнению dolo_res, «удивительным образом описывается Россия наших дней». Я приведу его полностью — и вы действительно увидите именно ту картину, которая разворачивается на наших глазах. 

Ужасный сон 

отяготел над нами,

Ужасный, безобразный сон:

В крови до пят мы бьемся

с мертвецами,

Воскресшими

для новых похорон.

Осьмой уж месяц

длятся эти битвы,

Геройский пыл,

предательство и ложь,

Притон разбойничий

в дому Молитвы,

В одной руке распятие

и нож.

И целый мир,

как опьяненный ложью,

Все виды зла,

все ухищренья зла!..

Нет, никогда

так дерзко правду божью

Людская кривда

к бою не звала!..

И этот клич сочувствия

слепого,

Всемирный клич

к неистовой борьбе,

Разврат умов

и искаженье слова —

Все поднялось

и все грозит тебе…

Узнаете современные реалии? Начиная от переписывания истории и атак на Русскую православную церковь и кончая «развратом умов». Полтора века назад все это открылось поэту. Но вот финал этого удивительного стихотворения:

О край родной! —

такого ополченья

Мир не видал

с первоначальных дней.

Велико, знать, о Русь,

твое значенье!

Мужайся, стой,

крепись и одолей!

И это правильное предсказание. Вот только легкой жизни оно нам не обещает. Битва будет тяжелой, но если встанем крепко —выстоим.

«В ближайшие пять лет против России развернётся самая настоящая психоисторическая война». Такое мнение высказал российский историк, публицист Андрей Фурсов.

На мой взгляд, эта вой­на уже давно развернута (попытки пересмотра истории идут полным ходом), но согласен, что накал только нарастает. Но если последние год-два-три это все еще была не «служба», как говорится в русских народных сказках, а «службишка», то можно себе представить, какие «ягодки» нас ждут впереди.

Запад, прежде всего его англосаксонское ядро, как отмечает Фурсов, превратил себя в «универсальное мерило, на соответствие которому оценивается всё остальное». И в этом у Запада есть верные помощники — западники, во всяком случае, те, кого причисляют к «пятой колонне».

Мелькнули у меня в Интернете перед глазами записки диссидента еще с советских времен, но вот жалею, что не зафиксировал. Решил, что пустое. Пустое и есть, но все же достаточно показательное.

Пишет этот неизвестный, но безукоризненно типичный диссидент, что еще с 70-х годов свято верил в права и всевозможные свободы человека и боролся за них. Но вот после ошеломительного теракта 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке призадумался и понял, что без контроля спецслужб и прослушек все же не обойтись замечательному свободному миру. А потому он считает, что Сноуден, скрывающийся от американского правосудия, глубоко неправ и совершил омерзительный поступок, по существу предав дело демократии. А демократия должна уметь защищаться.

Ничего не напоминает? Диссидент искренне считает себя свободомыслящим человеком, но на самом деле он, как у нас шутят те, кто знаком с курсом истории ВКП(б), всегда убежденно «колебался вместе с линией партии» — в данном случае небезызвестного «Вашингтонского обкома». До 11 сентября 2001 года действовали однозначные установки на борьбу за права человека, а после того, как террористы нанесли удар по самим США, там были приняты меры на ограничение граждан в правах. Наш диссидент это принял к сведению, но считал, что на Россию это не распространяется, а потому даже Басаева прослушивать ФСБ-КГБ не имела никакого морального права, ибо то был повстанец, уважаемый на Западе, борец за независимость от тоталитарной, как они говорят,  Рашки. Ситуация изменилась в связи со Сноуденом, который подорвал безопасность светоча демократии, но рядится как бы в одежды правозащитника. И вот тут уже старый диссидент объяснил, почему не потерпит его в своих рядах. Если коротко, потому что он играет на стороне России, а не США.

«Сейчас я скажу непопулярную вещь и вызову гнев читателей на свою седую голову: холодная война — это лучшее, звездное время человечества в ХХ веке, — пишет в газете «Культура» Исраэль Шамир, российско-израильский писатель и публицист, как он себя называет. — Это была короткая передышка перед наездом бескомпромиссного тоталитаризма с Запада. Это было время выбора. Можно было поддерживать красного дракона, а можно — зеленую жабу. Можно было лавировать. Маленькие и средние страны объявляли себя «неприсоединившимися». За их голоса шла конкуренция. А сейчас…»

А сейчас — время либерального тоталитаризма. Кто бы мог представить себе такое сочетание, казалось бы, несочетаемого лет 15-20 назад?! А США пытаются диктовать всему миру. Инцидент с самолетом боливийского президента ясно показал цену самостоятельности Европы. И только Россия осмеливается возражать — по Сирии, по Сноудену…

Как пишет Шамир: «И вот, наконец, появился шанс на альтернативу. Американцы перегнули палку и, по сути, возобновили холодную войну с Россией». Но российско-израильского публициста это только вдохновляет: «Значит, снова паритет, борьба противоположностей, альтернатива для стран третьего мира, соревнование сверхдержав — кто больше сделает для своего и других народов…»

Радоваться новой холодной войне как-то не хочется, но не мы ее развязываем. Россия просто должна остаться Россией, независимой и гордой. «Мужайся, стой, крепись и одолей!»