Отшумели выборы в стране, главным вопросом в которых было, остался ли еще порох в протестных пороховницах или наша уличная оппозиция согласна уже жить в условиях демократии, за которую боролась. Для чего Навальному, сменившему Ходорковского на иконе «отца русской демократии», и была заменена мера пресечения — из содержания под стражей на предвыборную кампанию.

Отшумели выборы в стране, главным вопросом в которых было, остался ли еще порох в протестных пороховницах или наша уличная оппозиция согласна уже жить в условиях демократии, за которую боролась. Для чего Навальному, сменившему Ходорковского на иконе «отца русской демократии», и была заменена мера пресечения — из содержания под стражей на предвыборную кампанию.

В какой-то момент блеснуло было «угнетенному» креативному классу «оранжевое» солнышко, выглянувшее из-под свинцовых туч режима, когда казалось, что вот сейчас Навальный заставит Центризбирком по украинскому сценарию пересчитывать голоса — и придут в движение засидевшиеся в подполье миллионы протестующих, так и не явившихся на прошлые марши. Счастье второго тура было так близко. Шендерович, затаив дыхание, следил, как падает «цифра Собянина» — по проценту в час! — и вдруг падение практически остановилось, и сердце пламенного либерала упало. Сомнений не оставалось — у Навального начали красть голоса!

«Хотя власти В. Путина в настоящее время ничто не угрожает, выборы показали, что его продолжительное и неоспоримое правление породило значительную степень неудовлетворения, по крайней мере, в политической и экономической столице страны», — пишет американская New York Times. Автор статьи хвалит А. Навального, «сумевшего за время короткой, интенсивной предвыборной кампании добиться большей доли голосов, чем это удавалось любому из оппозиционных кандидатов на ключевых выборах с 1999 г.».

Не только американских журналистов ввели в заблуждение проценты, полученные Навальным, они обманывают и его сторонников. Никакого чуда их кумир не сотворил — и более того, выступил скромнее многих предшествовавших ему «предводителей дворянства».

«На выборах мэра Москвы в сравнении с результатом Юрия Лужкова 2003 года Сергей Собянин недобрал примерно 1,8 млн. голосов. На выборы пришли как раз на 1,7 млн. москвичей меньше, чем тогда, — вот откуда взялся низкий процент действующего главы города, а вовсе не от успехов кандидата Алексея Навального, собравшего даже чуть меньше протестных голосов, чем самовыдвиженец Лебедев плюс кандидат «против всех» 10 лет назад», — пишет в «Известиях» журналист Владислав Вдовин. 

Иными словами, те же, но с Навальным. Ничего не изменилось — никуда их протест не растет, скорее даже напротив. Напомним, что Алексей Навальный получил 27,24% или немногим больше 600 тысяч голосов избирателей.

А год с небольшим назад в Москве проходили еще одни выборы – президентские, сравнивает блогер arguendi: «И тогда по их итогам бизнесмен Михаил Прохоров набрал 20,45%, также заняв второе место. В процентном соотношении вроде бы меньше, чем у Навального, однако общее количество избирателей — больше. Аж 868,7 тысячи. За Путина тогда проголосовало 1 994,3 тысячи москвичей. А следом за Прохоровым оказался Геннадий Андреевич с 814,6 тысячи голосов (19,18%)».

Вот и сравнивайте, растет протест или сдувается. Ну, наверное, за Навального не голосовали коммунисты, кроме самых протестных — лишь бы власти назло, но они и за своего Мельникова как-то слишком лениво проголосовали. Конечно, в Москве в тот день очень уж сыро было, но когда это ливень мог остановить настоящих большевиков?! Националисты говорят, что Навальный — и не их кандидат («нет у него в сердце России» — только риторика иногда проскальзывает националистическая), но тут, извините, не поверю: эта публика сильно раскололась. Я, например, не видел в Сети ни одного нацдема, который бы не поддерживал Навального, пусть даже и с критикой (конструктивной, само собой), да и на митинг послевыборный многие предводители прозападных «националистов» пожаловали к Навальному. Насколько знаю, мнение леваков и прочих анархистов тоже не было монолитным. В общем, полную преданность своему кандидату оказали только креаклы (креативный класс — из околонаучных и околотворческих кругов и офисного планктона) и т.н. «хомячки Навального», считающие его своим гуру.

И вот в среде последних была подлинная драма.

«О, я знаю, что это, — откликается на эмоциональную волну писатель Анна Федорова. — Это «разочарование в народе» — чувство, знакомое любому русскому интеллигенту начиная с XIX века. Мы были хороши и убедительны, улыбались и очень старались, но народ взглянул на нас мутными глазами и куда-то ушел. Не на выборы. Вот же. Теперь мы не любим этот народ.

Нет, серьезно. Сегодня я видела в Twitter, как люди публично ругали своих родителей — за то, что они не пришли на выборы и не проголосовали за Навального».

Мне почему-то представились жучки в муке. Я видел их в далеком детстве, когда бабушка открыла запеленатую кадку с запасом. Ее не волновало, что продукт пропал, опыт тяжких лет научил ее всегда иметь запас. И вот в этом запасе привольно и сытно резвились маленькие вредители. Не знаю, наверное, им не хватало свободы, так как все остальное у них было, но ведь никто их в той кадке не держал…

Ругать родителей — это еще детские эмоции, появились среди обиженных и те, кто начал активный поиск врагов, помешавших их идолу достичь поставленных целей. «Список врагов Алексея Навального — врагов Новой России» прилагается. Предателей, разумеется, ищут среди своих — революционных противников режима. И, как ни странно, среди них оказался даже Константин Боровой, давнишний противник всех режимов, кроме своего, но разглядевший в Навальном не демократа, а нарождающегося фюрера. И в этом он оказался не одинок. Когда наша столичная интеллигенция (ее малая, увы, часть) узрела реальное нутро «главного оппозиционера», она все-таки ужаснулась. Офонарели даже иные бывалые революционеры. Но поздно — свои им уже не поверили. Так что зря истовые «навальновцы» их винят — они мало кого сумели уговорить. Разве что Лимонов в чем-то преуспел, потому что ему поверили… как раз охранители. Впрочем, тоже не совсем. Искренность Эдички сильно омрачала мысль, что у революционеров может быть только один вождь, остальные должны умереть. Пока в переносном смысле.

И все же главным препятствием для оппозиции стал электорат Собянина, хотя и чуть было не подвел «ставленника Путина» низкой явкой, слишком уверенный в его убедительной победе.

«Электорат Собянина — это всё же люди скорее со средним образованием, другой уровень дохода и другая возрастная группа. Он сильнее связан с государством и более зависимый», — недовольно бурчит политолог Игорь Бунин.

Не хотелось бы лишний раз напоминать Бунину, что Советский Союз разваливали именно люди с «хорошим образованием» – электорат навального (с маленькой буквы). Ибо образование без жизненного опыта — и, что еще хуже, — с патологической неспособностью его приобретать, гораздо хуже, чем начальная грамотность, соединенная с какой-никакой жизненной мудростью.

Однако идеи Бунина куда ярче развила креативная блогерша «Собака-кусака» (Божена Рынска), которая сейчас прячется от журналистов и возможных на горизонте представителей закона: «Из-за этих покорных му-му страдает наше поколение!» — ополчилась тусовочная дама на старшее поколение, едва ли не требуя отправить его в утиль за ретроградное голосование.

Среди либералов считается, что наши старики всегда покорны власти, а ведь дело совсем не в этом. В трудные времена жизнь учила по-настоящему, дураков не прощала. И из этой школы усвоено правило «от добра добра не ищут». Если молодой кадр еще что-то только обещает, а старый конь борозды не портит, выбор определен: «да пусть остается тот, кто руководит сейчас, как его там. Принцип «не навреди». Это ровно то, что делают знаменитые своей избирательной активностью провластные бабушки и дедушки. Движет ими вполне рациональное чувство, а вовсе не пришедший из тоталитарного прошлого страх пойти наперекор руководству», — замечает Владислав Вдовин.

А вот теперь сравните. «Мудрость правителя следует оценивать не по тем великим свершениям, которыми ему довелось руководить, а по тем губительным ошибкам, которых ему удалось не допустить» (из принципов жизни философа-даосиста Хань Сян-цзы). Ну и кто ближе к этой мудрости — либерально-сволочная Рынска или нелюбезные ей пенсионеры?

О, они ж не боятся ветра перемен, наши передовые и креативные! Если не удастся удачно пристроиться к переменам, у них всегда остается возможность «пора валить». Это они так думают, но вот что-то не валят при ненавистном Путине — зеленеют от злости, но мужественно остаются «бороться с режимом». И скажу вам по секрету — это потому что живут они на очень приличном уровне, но в их кругу принято завидовать идеальному Западу, который они себе нарисовали. Тем более что лишнего времени на этот высококультурный досуг у них валом! А что они будут делать, если действительно там окажутся — на реальном Западе? Кого ненавидеть и кому завидовать?! Да и останется ли на это время?

Кстати, интересный феномен: иные из тех, кто голосовал за Навального, как, например, актер Иван Охлобыстин, сами же с облегчением вздохнули, когда выяснилось, что он проиграл. Потому что голосовали НАЗЛО ВЛАСТИ, а не ЗА навальную оппозицию. Многие еще говорят в комментариях, что очень хотят сильной оппозиции, чтобы власть не дремала в уютных креслах, — и у этой публики случилось маленькое раздвоение сознания, когда в какой-то момент показалось, что второй тур выборов все-таки будет — они чуть было не победили и очень напряглись! Впрочем, стрелка электоральных весов задрожала и остановилась как раз на устраивающей их отметке. Действующая власть выиграла, но с таким малым запасом, что это не даст ей почивать на лаврах!

Мне понравились слова Евгения Ройзмана, победившего на выборах мэра Екатеринбурга под знаменами партии Прохорова: «В политической борьбе очень важно не пропустить момент, когда закончилась война, и перестать пускать поезда под откос».

Никто у Навального голоса не крал, просто московский центр и окраина голосуют по-разному. Это так легко понять, но так трудно принять тем, кто не собирается кончать войну…