В телефонной трубке раздался взволнованный голос мужа. «Возле гаражей, на пустыре, кто–то вчера выбросил целую библиотеку, — говорил он. —  Я тут перенес к себе некоторые книги. Зарубежку всякую, нашу классику, детские. Может, и остальные перетащить, когда снова пойду?»


—  Конечно, —  ответила я. — А что там за книги? Давай, я сегодня вернусь из командировки и вместе посмотрим. У нас ведь своих много. Возьмем те, которых нет. Остальные, надеюсь, кто–нибудь другой заберет.

На следующий день мы внимательно пересматривали фамилии писателей и названия произведений, сиротливо лежащих на краю оврага. Диккенс и Лермонтов, Пушкин и Стейнбек, Заходер и Андерсен, Верн и Беляев… От разбросанных по пыльной земле книг щемило на душе.

Все томики были как на подбор: без чернильных пометок и загнутых углов. Даже не пожелтевшие практически от времени. Хотя время издания многих книг датировалось шестидесятыми–семидесятыми годами прошлого века. Видно, владелец домашней библиотеки был или рачительным хозяином, или просто собирал литературу в угоду моде.

В годы тотального дефицита купить книги стоило больших трудов. Помню, сколько времени приходилось выстаивать в длинных очередях, чтобы заполучить любимый роман. А оформить подписку на собрание сочинений известных писателей можно было лишь с помощью парткома или профкома.

Я до сих пор, как «бесценную реликвию», храню у себя в домашней библиотеке несколько томиков детских сказок русских и зарубежных писателей, что достала по большому блату для моей дочери сестра мужа. И теперь, к моему большому удивлению, эти же сказки, только в других переплетах, валялись под палящим солнцем.

Мы с мужем, ахая и охая, сложили в машину большую часть безмолвных литературных подкидышей. Ничего, что некоторых названий будет по два экземпляра, думала я, что–нибудь потом придумаю. Не оставлять же книги на улице?!

На следующий день я пришла в районную библиотеку. В отделе комплектования его заведующая Татьяна Гончарова рассказывала мне о последних поступлениях художественной и научно–популярной литературы, водила от одного стеллажа к другому, где, тесно прижавшись друг к другу, стояли старые и новые издания.

Мы общались на тему сохранения читательского интереса в век компьютерных технологий, когда практически любую информацию можно почерпнуть из Интернета.

—   Вы знаете, —  говорила Татьяна, —  несмотря на электронное засилье, на селе читателей меньше не становится. Фонд постоянно пополняется интересными новинками. Но это больше касается центральных библиотек. В отдаленных же хуторах администрации сельских поселений не всегда находят в бюджетах средства на приобретение литературы. Так что в книгах мы по–прежнему нуждаемся, ведь стоят они сегодня недешево.

Узнав о выброшенных на улицу романах и повестях известных всему миру писателей, Татьяна расстроилась не меньше моего. «Мы бы обязательно все это приняли в дар, —  сказала она. —  Главное, чтобы книги имели нормальный вид. Даже написали бы, что это подарок спонсора с указанием фамилии. Случалось, что жители были не в состоянии самостоятельно привезти книги. Тогда мы посылали машину по указанному адресу».

Так вышло, что на пустыре возле гаражей я оказалась через несколько дней. Было видно, что чьи–то руки из праздного любопытства переворошили оставшиеся книги. Лежали они уже потрепанные и грязные. А тут еще накануне прошел сильный ливень, и бумага разбухла от воды.

Ругая себя за медлительность, я с досадой подумала: «А ведь можно было сразу все привезти в  библиотеку. В другой раз бы не опоздать».