Я проходила мимо небольшого магазина, и мой взгляд зацепился за это объявление крупными буквами на его двери.

Скорее всего такие слова рассчитаны на то, чтобы наполнить душу прохожего радостью, приманить надеждой на суперское обслуживание: «Здесь лучше, чем у наших конкурентов. Ради вас расшибемся в лепешку».



Возможно, это и срабатывает. А меня вот не обрадовало. Вопросы стали лезть в голову всякие разные: «Это кто ж там у них работает без обеда? Продавец? Кассир? А хозяин этого ИЧП — он тоже вычеркнул обеды из своей жизни?»

Вообще удивительное у многих в России отношение к такой первейшей естественной человеческой потребности, как еда. Помню, еще в советские годы один наш земляк, передовик производства, после поездки в Германию посмеивался над обычаями немецких рабочих: сигнал к обеду, и рабочий, уже взявший молоток, чтобы забить гвоздь, откладывает его в сторону до окончания перерыва. У нас так могли бы поступить только отъявленные лодыри и эгоисты.

Да, забавно, пожалуй, и по сей день выглядит в наших глазах эта картинка из немецкой производственной жизни. Но ведь никто не оспорит тот факт, что до недавнего времени названия немецких брендов были синонимами высочайшего качества. Когда обед по расписанию такой же элемент дисциплины, как и все остальное на производстве, это, наверно, и всему общему делу — на пользу.

Многие в России не признают в душе право на обед чиновников, офисных работников коммунальной сферы и ряда других служб, даже если они не являются экстренными по своему характеру и назначению.

В творческой среде тоже почему-то нередко считается, что питаться по часам — это едва ли не признак дурного тона, отсутствия вдохновения и подлинной увлеченности творческим процессом. Режиссер Егор Грамматиков в одном из недавних интервью вспоминал об участии в российско-чешском телепроекте. Чешская сторона сразу выдвинула условие о том, чтобы на месте работы съемочной группы была оборудована кухня. Наши, как говорится, не поняли. Стали ссылаться на то, что это значительно удорожит производство картины и будет мешать сосредоточенности персонала на решении творческих задач. Чехи были непреклонны: «Мы привыкли работать так, чтобы были и завтраки, и обеды, и ужины».

В итоге оборудовали шатер-кухню, где были нормальные обеды, и персоналу — прежде всего актерам — не приходилось, как это нередко бывает на киносъемках, довольствоваться бутербродами, консервами и лапшой быстрого приготовления.

К сожалению, в России такой подход — исключение из правил.

«Мы работаем без обеда»… Потом я видела такое же объявление еще на каком-то магазине, на предприятии сферы услуг. Не исключено, что это — рекламный ход и, перешагнув в обеденное время их пороги, можно было бы лицезреть сытых продавцов или приемщиков, только что пообедавших в подсобке. Но переступать эти пороги мне не захотелось.

Вывески и объявления —  они ведь тоже создают по-своему настроение, атмосферу общения. Нехорошо, когда люди вынуждены оставаться без обеда. Даже, если это только рекламная заморочка.