Говорят, еще сравнительно недавно, когда даже проводные телефоны были далеко не во всех квартирах, ростовчане обменивались срочной информацией с помощью обычной почты. Захотел вечером встретиться с другом — отправь ему утром открытку, которую он получит во второй половине дня.

Я вспомнила об этом, когда в течение трех дней безуспешно пыталась получить посылку в своем почтовом отделении.

Недовольных работой почты хватает. Большая часть звонков, адресованных на наш редакционный телефон «горячей линии», — это обращения читателей, возмущенных тем, что не получают в срок выписанную ими газету. Хорошо, если на почте «складируют» все четыре номера «НВ» за неделю и доставляют подписчикам ближе к выходным. Хуже, если газета и вовсе не доходит до адресата. А ведь ее доставка — отнюдь не бесплатная. Почтовики берут за нее деньги, почти вдвое увеличивающие подписную стоимость и газет, и журналов...

В таких случаях мы обычно звоним из редакции на почту и разбираемся, что и почему. Ответ почтовиков, как правило, один и тот же —  разносить почту некому, острый дефицит кадров. Почтальон в сельской местности получает в среднем 4 тысячи рублей. Кто пойдет на такую зарплату? Вот и лежат газеты на почте бесполезной макулатурой, а читатели остаются без свежего номера...

В городе ситуация не лучше. Когда пришла в свое почтовое отделение получать посылку, увидела длиннющую очередь, в которой я была 15-й по счету. Поинтересовалась у сотрудницы, выдававшей посылки, нельзя ли пригласить ей в помощь коллег? Меня отправили выяснять это к «старшей», которая и объяснила, что длиннющая очередь — результат скопления множества посылок, прибывших за новогодние праздники. Но ускорить выдачу, поставив второго сотрудника, никак нельзя  —  компьютер на выдаче посылок всего один, работающая там сотрудница одна лишь знает, где какую посылку искать, а главное — на ней лежит материальная ответственность. Да и нет лишних сотрудников, вздохнула «старшая», зарплата оператора в почтовом отделении — около 10 тысяч, как на них прожить?

Вернувшись к окошку выдачи посылок, я постояла еще минут пятнадцать — и ушла. Не могу я себе позволить провести в очереди два часа. И таких, как я, много — люди приходили, занимали очередь и уходили. Зашла через день — та же картина. Потом — еще раз, опять ушла ни с чем. И это при том, что квитанцию о пришедшей посылке я так и не получила — их давно не носят. Просто по Интернету отследила, что посылка уже в почтовом отделении. А получила я ее с четвертого захода.

Впрочем, не все упирается в отсутствие кадров, страдает и качество работы. Мой близкий родственник отправил еще летом по почте заказное письмо с важными документами, которое «Почта России» благополучно… потеряла, не доставив адресату. Родственнику принесли извинения, пообещали разобраться. Разбираются и по сей день – вот уже больше полугода. И кто скажет, как восстановить теперь утраченные документы, не говоря о нанесенном клиенту ущербе — и моральном, и материальном?

Что же происходит с нашей почтой, государственным, между прочим, предприятием, носящем гордый бренд «Почта России»? Быть может, она тихо отмирает за ненадобностью в век компьютерных технологий и спутниковой связи? Не скажите! Почтовая доставка тех же вполне материальных, а не виртуальных посылок, заказных писем, периодических печатных изданий и даже открыток (!) исправно работает во всем мире. А у нас профессия почтальона, похоже, становится анахронизмом...