Наверное, сейчас нет более обсуждаемой темы, чем ситуация на Украине.

Так уж случилось, что я родился в Донбассе, а в семилетнем возрасте наша семья уехала в Казахстан. Вернулась, когда мне нужно было поступать в пятый класс школы. К началу учебного года немного опоздал, и первым уроком в школе для меня стал диктант на украинском языке.



Помню, что я очень старался записывать за учительницей все слова, которые она диктовала: кома, крапка… Это я уж потом узнал, что это означает запятая, точка. На тетрадной страничке я допустил 32 ошибки и получил жирную единицу. Но уже во второй четверти в табеле у меня стояла твердая тройка, а учительница ставила меня в пример неуспевающим, как быстро я выучил украинский язык.

В то время особо не разделяли людей по языковому принципу. И, кажется, все друг друга понимали.

А вот сейчас для меня стало непонятно решение Верховной рады, которая приняла закон «О признании утратившим действие Закона Украины «О принципах государственной языковой политики».

Напомним, что 3 июля 2012 года Верховная рада приняла закон «О принципах государственной языковой политики», вызвавший недовольство со стороны оппозиции и их сторонников. Закон разрешал использовать в официальном делопроизводстве не украинский язык, а тот, на котором в этом регионе разговаривает не менее 10% жителей.

С такой ситуацией я уже сталкивался в конце 80-х в Узбекистане, когда там заявили, что все документы нужно заполнять только на узбекском языке. И в первую очередь недовольство стали высказывать сами узбеки. Помню разговор с главным врачом элитной поликлиники, в которой лечилось высшее областное руководство: «Ну как я буду заполнять на узбекском языке историю болезни, если в нем нет таких медицинских терминов?».

Не аукнется ли и Украине поспешные действия с языковой эквилибристикой? Сейчас Украина на стадии банкротства. Замглавы Министерства финансов России Сергей Сторчак напомнил, что у России нет юридических обязательств по предоставлению Украине оставшихся 12 миллиардов долларов из обещанных 15 миллиардов долларов финансовой помощи.

Запад тоже понимает, что черная дыра банкротства Украины может поглотить и переварить любые суммы, поэтому условия кредитования будут сверхкабальными и в ограниченных объемах (если будут вообще)... Бесплатных денег не бывает, а кто заказывает музыку… (и в этой связи очень глупыми выглядят инициативы по запрещению русского языка, всяческому ущемлению прав русскоязычного населения, уж как-то сильно контрастируют они с желанной материальной помощью из России).

Интересно, на каком языке новая власть будет просить «грошей»? И не получит ли она в ответ — «Нє разумiемо».

Но вот уже появилась информация, что и. о. президента Украины, председатель Верховной рады Александр Турчинов не подписал принятый закон «О признании утратившим силу закона Украины «Об основах государственной языковой политики». Об этом заявил премьер-министр Арсений Яценюк во время встречи с Европейской бизнес-ассоциацией.

Создается впечатление, что новоиспеченный антироссийский режим в Киеве мечется и сам загоняет себя в тупик.

Но есть надежда, что знаменитое стихотворение в прозе Тургенева, которое в детстве мы учили в школе наизусть, не будет звучать: «У дні сумнівів, у дні тяжких міркувань про долю моєї Батьківщини ти єдина в мені надія та підстава, о велика, могутня, правдива та вільна російська мова!»

А так, как это он писал: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий
о судьбах моей родины — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный Русский язык!»