Поздно вечером супруг вернулся с многодневной игры в страйкбол. Сам он человек крупный и смуглый, а тут еще и заросший, в потрепанном армейском камуфляже — «ролевом костюме» игрока, да еще и с пластиковым муляжом АК 47 в руках, в сумерках не отличимом от настоящего... Я дверь открыла и сперва испугалась: думала, в дом лезет бандит — чуть чем–то тяжелым не «отоварила» бедного!



А потом мне стало страшно по другому поводу: в таком виде мужа видели много людей на улице, когда он шел от гаража к дому. Как он с автоматом и вещмешком по двору шел, мимо детских площадок, в жилой дом заходил. Ох, что сейчас будет! Полиция, наверно, приедет, а может, кто и посерьезнее — проблем–то до ночи не оберешься. Я спустилась во двор поинтересоваться: куда хоть о «бандите» кто сообщил, кого ждать?

И с удивлением узнала три вещи. Во–первых, супруга в таком «ролевом костюме» никто не узнал. Во–вторых, очень многие действительно решили, что это как минимум какой–то «криминальный элемент», а то и террорист.

Ну а в–третьих, никто из десятка взрослых людей в нашем большом дворе, наблюдавших сие шествие с автоматом, никуда не сообщил об увиденном. Вроде один парнишка лет десяти заикнулся о том, что надо бы в 02 позвонить – ему в школе рассказывали, но получил подзатыльник от матери и был уведен домой. К слову, единственное изменение во дворе как раз и заключалось в том, что обе крупные детские площадки, на которых в теплые вечера допоздна собирается детвора со всей округи, сейчас были пусты.

На следующий день я на всякий случай связалась с сотрудниками районного УВД и узнала: действительно, никаких тревожных сообщений о бородатом мужчине в камуфляже и с автоматом в руках не поступало. Хотя на такой звонок даже из серии «показалось» моментально бы выехал усиленный наряд полиции для выяснения деталей, а информация о сигнале в любом случае пошла бы в другие отделы, занимающиеся антитеррористической деятельностью. Так что переживала я не зря – проблемы от такого «шествия» у нас действительно были бы.

Но не возникли. Как любящая супруга я рада этому факту — кому хочется долго и нудно объяснять полицейским, что костюм — это стилизация армейской формы, а автомат — пластиковая модель, стреляющая исключительно маленькими шариками? А как жителя Ростова–на–Дону меня такое наплевательское отношение соседей к собственной безопасности очень встревожило.

…Я помню 99–й год, когда в России была трагедия – террористы взрывали дома. Мой отец и брат, как и многие другие, ходили вечерами патрулировать улицы, лазили на чердаки и в подвалы. В один из тех тревожных дней наш подъезд чуть не эвакуировали, когда на техэтаже обнаружили два мешка с каким–то белым порошком – потом оказалось, что это шпаклевка. А незнакомую машину с номерами из другого региона, припаркованную к вечеру прямо около дома, наши мужики и вовсе собирались на руках оттаскивать в ближайшую рощу — в последний момент из подъезда выскочил хозяин машины, приехавший к нашим соседям погостить, чуть не получил по шее за такую парковку и долго извинялся. Буквально на следующий день после урока ОБЖ, на котором учитель объяснял, как нужно действовать при обнаружении подозрительного предмета или человека, я долго не хотела идти домой — мне было страшно.

Разумеется, я ни в коем случае не желаю, чтобы тот страх, где–то даже переходящий в паранойю, снова поселился в душах наших граждан. Но время сейчас очень неспокойное: непонятно, что в ближайшие даже не дни, а часы будет происходить всего лишь в паре сотен километров от нас за западной границей, и каким образом это отразится на нас. И мало ли какие нелюди захотят воспользоваться этой неразберихой, преследуя свои цели. Разумеется, ни в коем случае не стоит сеять панику и прятаться в бомбоубежища, но хоть немного более быть бдительными все–таки стоит. Пусть даже если эта бдительность потом принесет проблем вашим соседям — в следующий раз думать будут, как людей тревожить.