Свершилось! С 1 июля, согласно закону «О государственном языке Российской Федерации», запрещено использовать нецензурные выражения в кино, театре, радио– и телеэфире. Содержащим матерную брань фильмам теперь не будут выдаваться прокатные удостоверения.

Тут же последовала реакция некоторых кинематографистов, заявивших на брифингах, что от новых запретительных мер пострадает артхаусное искусство. Что такое артхаус – никто точно сформулировать не может, одно из толкований — «искусство не для всех». К числу избранных, видимо, относят себя и нынешние поборники словесной грязи в кинотворениях, которые им теперь надо переозвучивать, матерные рулады «запикивать» и т.д. А честнее было бы признаться самим себе, что обращение к нецензурной лексике в кинопродукции — от беспомощности, творческой импотенции, свидетельство примитивности.

А еще на этой неделе Госдума отклонила законопроект о запрете в СМИ иностранных слов при наличии их аналогов в русском языке. По поводу инициаторов прозвучали ироничные комментарии. Хотя зря.

Ведь с 2005 года действует закон «О государственном языке в Российской Федерации», где сказано: «… не допускается использование слов и выражений, не соответствующих нормам русского литературного языка, за исключением иностранных слов, не имеющих аналогов в русском языке».

Однако этот важный пункт закона никак не работает, наш родной язык нещадно замусоривается, уродуется агрессивным вторжением англицизмов. Масса вывесок с использованием иностранных слов, то же самое — в средствах информации, а теперь уже и в устной речи. «Креатив» вместо «творчества», «контент» вместо «содержания», «электорат» вместо «избирателей», «шопинг» вместо «магазинных покупок»…

Это не случайное и не безобидное явление, считают многие ученые-гуманитарии и бьют тревогу. Переформатируется российское национальное сознание, размываются извечные духовно-нравственные нормы, подменяясь чужеродными, навязанными извне, взятыми из арсенала «общечеловеков»…

Между прочим, во Франции есть аналогичный нашему закон о защите родного языка, но там он по-настоящему действенен. За неправомерное употребление иностранных слов вместо французских можно получить штраф, выговор и даже быть уволенным с работы. Есть государственные комиссии по терминологии и неологизмам, к борьбе за чистоту французской речи привлечена общественность, все это в целом создает соответствующую атмосферу, формирующую бережное отношение к отечественной культуре.

Вот чему нам следовало бы поучиться, взять на вооружение. А также вспомнить хорошо забытое старое и снова, как в советские времена, поднять на щит грамотность, престиж образованности. А то ведь стали обыденностью грубые лексические ошибки в публичных выступлениях, путаница в фактах, безграмотная реклама.

Нельзя со всем этим мириться и вообще забывать, что «вначале было Слово», а русская культура всегда являлась непревзойденной вершиной. Зачем же нам от своего духовного наследия отказываться и принимать чужие правила? Может, кому-то и хочется сделать из нас манкуртов, туземцев, безъязыких приматов, но нам-то это к чему?

А вот что делать с современной книжной продукцией, в которой ну очень часто — мат-перемат, примитивная лексика? Вымарывать же словесные мерзости не станешь: что написано пером, не вырубишь топором. Хотя не мешало бы. Министр культуры Мединский, между прочим, сказал, что он бы «такие книги запечатывал в целлофан и помечал как-то». Чтоб не портить людям вкус, не наносить нравственный урон. Может, когда-нибудь и до этого дойдет. Лично я двумя руками — «за»!