Жена пришла из школы, в которой преподает, и рассказала такую историю. В одном из младших классов учится девочка — беженка из Украины. Хорошенькая такая, аккуратистка, отличница, она на тот момент сидела одна за партой...

Учительница попросила нашего, русского мальчугана, сесть рядом с этой девочкой, и вдруг услышала:

—  Не буду я с ней сидеть!

— Почему?

— Потому что я ненавижу Украину!

Слова подлинные, не отредактированные. И как-то, знаете, неожиданно — слышать такое выражение из уст десятилетнего мальчугана. Ну что он там может понимать? Наверняка повторяет то, что слышал от кого-то из взрослых, может быть, даже в своей семье. Поэтому оценку этим необдуманным словам и ребенку, который их произнес, давать не буду. А вот о ненависти поговорить стоит.

Что-то, ей-богу, неестественное есть в том, чтобы ненавидеть Украину. Я имею в виду — ненавидеть всю, скопом, без разбора. Все-таки еще недавно мы были братьями-славянами, относительно свободно ездили друг к другу в гости. Да, сегодня отношения изменились, но ведь это — на политическом уровне. А личные связи, которые были между друзьями, родственниками, проживающими в Украине, они же остались! Есть немало людей, которые и сегодня нормально общаются, стараются не вносить элемент разъединения и противостояния в свои человеческие отношения. Положа руку на сердце, я считаю, что таких вообще большинство, как с одной стороны границы, так и с другой. Опять же, что делать с таким понятием, как культура, которая связывает оба народа? Года за два до событий на Украине российский режиссер Владимир Бортко снял потрясающий фильм «Тарас Бульба» по Гоголю (кстати, украинцу). В самом начале киноленты Тарас произносит перед запорожцами знаменитое «Слово о товариществе», которое мы в советское время в школе заучивали наизусть. Так вот, там говорится о русском товариществе, какого нет ни в каких других землях. А произносит эту речь, заметьте, коренной украинец Бульба, который ощущает себя частью русского народа. Или взять, например, самый любимый фильм о Великой Отечественной войне «В бой идут одни старики». Помните, как в первом эпизоде капитан Титаренко говорит: «Да разве вы не заметили, что мы над моей родной Украиной пролетали!». Сам он, наш культовый герой-летчик, Маэстро, украинский «рожак». Фильм снят на украинской киностудии им. Дов­женко. Режиссер-постановщик и исполнитель главной роли Леонид Быков родился в украинском селе Знаменском, работал в Харьковском театре. И вообще перечислять можно долго: Утесов, Жванецкий, Карцев, Людмила Гурченко — все они выходцы с Украины. Тараса Шевченко еще бы не забыть. Много, много у нас общего, и взаимоотношения, определяемые словом «ненависть», явно в это общее не вписываются.

Мне кажется, мы сейчас, эмоционально «вздернутые» той ситуацией, которая сложилась на Украине, не всегда правильно расставляем оценочные акценты. Вспомнить хотя бы эту девочку-беженку из младшего класса таганрогской школы. Ведь она с родителями приехала в Россию в поисках защиты, надеясь на то, что мы поймем и примем. А как мы порой принимаем таких, как она и ее земляки? Одна знакомая рассказала: парень, беженец из Луганска, вывез семью из-под обстрелов и решил обосноваться в Таганроге. Поступил на один из наших заводов, но через два месяца вынужден был уйти. Не потому, что плохо работал: он все время слышал в свой адрес насмешки и упреки, мол, почему сбежал, почему не воюешь?

Хорошо, конечно, здесь, в мирном Таганроге, быть принципиальным и рекомендовать беженцам возвращаться под снаряды и пули, идти воевать. Но неизвестно, как эти «советчики» повели бы себя, если бы оказались в той ситуации, в которой были беженцы. Зная Таганрог с его мещанским менталитетом, почему-то мне кажется: иные бы тоже побежали, спасая свои иномарки и имущество, какое удалось бы вывезти. Так что не надо других судить.

А в завершение добавлю немного позитива. В том классе, о котором шла речь вначале, сразу нашелся мальчишка, который поднял руку и сказал: «Можно я буду сидеть с этой девочкой?». Он Украину пока не ненавидит, и это вселяет надежду, что нынешние дети — русские и украинские — когда-нибудь смогут договориться. Без войны, без «Градов» и взаимных экономических санкций.