Летом, после первого курса журфака университета, нас на месяц отправили почему-то не в газеты и на ТВ, а на подшефный консервный завод. Шел 1989 год.

По всей видимости, заводу нужно было выполнять план пятилетки, и без помощи студентов — ну никак. Поэтому в плохо освещенных, сырых, убого оборудованных цехах работали мы в три смены, в том числе и в ночную. В основном мыли овощи и сор­тировали их на конвейере.

Но последнюю ночь перед отъездом нам, пятерым однокурсникам, подфартило: вместо цеха попали на склад готовой продукции — клеить этикетки на трехлитровые баллоны с огурцами.

Так как чувство голода и студенчество — неразрывные понятия, мысли о еде стали преследовать нас среди многочисленных баллонов с консервированными овощами особенно сильно. Где-то в час ночи, с тихого согласия работниц склада, с помощью подручных средств пробили и сорвали крышку с баллона с огурцами. Но даже с голодухи съесть не смогли ни одного!

Огурцы оказались переперченными до невозможного состояния. Решив, что это какая-то случайность, — вскрыли еще один баллон, потом — еще... Работницы склада рассказали, что продукция в основном отправляется на Север. Я представила себе жителей Севера, которым достается мало солнца и витаминов, а много перца и соли в огурцах — и мне стало очень обидно за них. И вообще за всех нас и за наш мартышкин труд.

Рыночная экономика, пришедшая на смену плановой, кое-что расставила по своим местам. Чтобы выдержать конкуренцию, в том числе и с европейскими производителями, наши предприятия обновили оборудование, упаковку и главное – начали понимать: в современных условиях у несъедобной продукции если и есть шанс продаться, то максимум раз. Второго не будет.

Но если с консервами все вроде бы выровнялось, то вот с вареной колбасой, сливочным маслом, хлебом — своего рода национальным достоянием — наоборот, многочисленные знаки вопросов.

«Почему колбаса совершенно безвкусная, масло – смесь жиров и добавок, а хлеб — плесневеет на второй день?» И еще — по каким технологиям и с какими удобрениями выращиваются овощи на наших полях, если в разрезе зачастую представляют собой неприятное зрелище, а в холодильнике моментально чернеют и превращаются в нечто.

Нынешним летом, возвращаясь с Крымского побережья, заехала на маленький субботний рыночек в Феодосии. Вот где экологический и ценовой рай! Огромные помидоры по 20 рублей за кг — можно есть с удовольствием прямо без соли и хлеба. При этом они прекрасно хранились неделю без холодильника. Арбузы — сладкие, бархатистые, непередаваемо ароматные. Все, кого угощала ими в Ростове, признались, что уже и забыли, когда пробовали подобное.

Потому что повсюду — нитраты, эмульгаторы, стабилизаторы и прочая химия. Почитайте этикетку того же мороженого! Какой химии в нем только нет!.. Потом мы удивляемся — откуда столько аллергий и вообще всякой хвори?..

Тем не менее, думаю, именно сейчас на потребительском рынке начинается очень интересное время. Оте­чественные производители продуктов питания впервые вступят в конкуренцию друг с другом. «На коне» окажутся не только и не столько дешевые, сколько вкусные и натуральные продукты.

С удовольствием отмечаю, что уже сейчас на полках магазинов появляются очень хорошие российские продукты из разряда «неразрекламированных». Среди моих открытий только последнего месяца — фасованная квашеная капуста предприятия «Алые паруса» из поселка Чалтырь, «Сочник» с творогом на сметане воронежского предпринимателя Шляхового, глазированные сырки в реально натуральном молочном шоколаде «Б.Ю. Александров» из Московской области, хлеб ручной работы «Частная пекарня Гридневъ» из Ростова. К счастью, этот список имеет продолжение.