Средневековье. XXI век

Если верно выражение «Каждый век имеет свое средневековье», то следует признать, что нынешний сразу с него и начался. Вопреки всем календарям, с первого же года ухнуло наше XXI столетие в средневековье с его насилием, варварством и мракобесием. Террористическая атака на Америку и пять тысяч погибших в завалах рухнувших башен-близнецов. Кровь «Норд-оста» и Беслана и натовские бомбежки неугодных режимов, ввергавшие в хаос целые государства. Все, как в прежние времена, с прежней жестокостью – разве что с размахом, присущим эпохе хай-тека.


А еще пугающие нумерологические и исторические параллели. Эти столько раз игравшие роковую роль сочетания четверок и единиц: 1914, 1941, 2014… Минувшей весной вот обнаружилось, что день Всех Святых, в земле Русской просиявших, в 2014 году, как и в 1941-м, приходится на 22 июня. И Великий пост, и Пасха, и Троица – все пришлось на те же дни, что и в 1941 году.

И, как в то далекое лето 41-го, донеслись к нам на Дон пороховая гарь и разрывы снарядов. И повисли в воздухе недоумение и горестное молчание. Потому что снаряды прилетали оттуда, откуда мы в самом страшном сне ждать не могли. И неслись оттуда же им вослед проклятия на головы «москалей». На наши с вами головы…

«Хто не скаче, той москаль» – и киевская площадь, заполненная прыгающими людьми. Кто выше подскочит в приступе революционного энтузиазма и лояльности? А память выхватывает других людей в другой стране и в другое время. В середине 30-х немцы, собираясь в табельные дни на стадионах и площадях, любили взяться за руки и чуть ли не всей страной раскачиваться в трансе. Считалось, что так мужает, крепнет и сплачивается нация. А кто не качается, тот не ариец. И вообще – «унтерменш». Проще – недочеловек. Как те, для кого в сегодняшней Прибалтике предназначен статус «неграждан» и напутствие «чемодан, вокзал, Россия».


От фарса – к трагедии

Эти кадры недолго и спутать. Где и когда сняты эти стяги, в символах которых легко угадывается свастика, эти факельные шествия, марши людей в эсэсовской униформе? Только качество съемок да еще, пожалуй, возраст марширующих помогают разобраться со временем: на нынешних цветных кадрах перед нами колонны дряхлых стариков…

Стоит только выразить тревогу по поводу вползания нацистских реалий в нашу жизнь, как тут же раздается политкорректный окрик. «Что вы хотите от них? Дайте этим безобидным старцам дожить в своем прошлом!» А старички, меж тем, надрываясь, из последних сил перетаскивают в современность из прошлого портреты своих бандер. И не зря стараются: идеология этих пособников нацистов героизируется и возводится в ранг государственной в сегодняшней Украине.

А нам снова: «Не преувеличивайте»... Мои украинские друзья успокаивают: мол, посмотри, какие жалкие проценты собрали «Правый сектор»* со «Свободой»* на последних выборах в Раду. Стоит ли теперь о них так уж всерьез?

Как тут не вспомнить невзрачного вида и неопределенного возраста мужчинку с нелепо торчащими под угреватым носом усиками, потной челкой и странноватой мимикой. Было время, когда вся Германия потешалась над этим человечком и его такими же нескладными последователями. А потом пришло время – и она уже неистово преклонялась перед ним. Чем это кончилось – известно…


Люди и саламандры

У чешского писателя Карела Чапека есть провидческий роман «Война с саламандрами» – про неказистых, но казавшихся такими милыми созданий, которых человечество принялось дружно жалеть. И дожалелось: гонимые саламандры, отъевшись и набравшись сил, двинулись походом на весь мир. Когда Чапек заканчивал книгу, до порабощения Гитлером его родной Чехословакии оставалось два года… И еще чуть больше – до совсем не романной, великой и страшной мировой «войны с саламандрами». Не знаю, считал ли сам Чапек свой роман пророческим, но в конце жизни (а умер он в 1938 году, вскоре после рокового для его родины и всего мира Мюнхенского соглашения) заметил: «Я писал «Саламандр», потому что думал о людях».

Но думают ли сегодня люди о себе? Вот вопрос. Хоть и привыкли мы говорить, что «народ – творец истории», но применяем эту максиму все больше в моменты, когда история складывается благополучно. И разводим руками, когда, как сегодня, все идет наперекосяк. А между тем, как 80 лет назад, когда немецкий народ сделал свой роковой исторический выбор, к подобному же выбору сегодня подошли наши соседи в Прибалтике и на Украине. В последней дело уже дошло до кровавой гражданской войны.

И что-то не чувствуется пока у наших соседей отрезвления. Если и выступают там против войны – то только чтобы не касалась их и их близких. Остальные пусть идут и воюют… И так же, как и 80 лет назад, благодушная Европа в упор не желает видеть опасности. А попытки присягнувших ей на верность политиков разных мастей и рангов поставить с ног на голову историю объясняет либо забавным невежеством, либо милыми оговорками. История вновь учит тому, что ничему не учит?


Марш-реванш

Почему семь десятилетий спустя после Победы в нашу жизнь вернулся фашизм, который мы, казалось бы, похоронили навсегда, разгромив в 1945 году? Где корни этой беды? Не станем кивать на происки наших западных «партнеров» – сегодня это не делает только ленивый. Оборотимся на себя.

Пока на берегах Днепра рождались, учились говорить и подрастали юнцы, которые потом, год с лишним назад обосновались на киевском майдане, что происходило у нас? Если припомнить, то ведь и в родимых пределах одно время принялись заигрывать с националистами и маргиналами. Ну, чем, скажите, попытка протащить реабилитацию небезызвестного пособника Гитлера атамана Краснова отличается от таких же попыток на Украине в отношении Бандеры и его присных? Только тем, что на Украине это удалось, тогда как российское общество оказалось более зрелым. Но и сейчас вокруг фигуры Краснова нет-нет да и закипают страсти. Заметная часть казачества по-прежнему готова простить атаману сотрудничество с врагами Родины – пусть и из «идейных» соображений, во имя великой якобы цели уничтожения большевизма. А сколько всякого навертели вокруг другой одиозной фигуры – генерала Власова! В этот миф все умудрились свой вклад внести – от нацистов до либералов…

Как это ни парадоксально, а можно говорить, что удар по доморощенному российскому нацизму помогли нанести события на Украине. И те же события подорвали другой фланг нашего общества – либеральный, чей лозунг «Россия – это Европа» стал калькой с украинского «Украина – цэ Европа». Повторяя его, как мантру, задумывались ли наши политики о том, что с каждым днем теряется влияние России среди братского еще вчера народа? Предпринимали хоть что-то, чтобы влияние это сохранить и умножить? Увы, сегодня с горечью приходится констатировать, что заняты они были решением собственных корыстных проблем, а российское влияние в соседней и самой близкой к нам во всех смыслах стране оказалось в значительной степени утрачено. Мы дали себя убаюкать мифом о нашей полной идентичности, которой ничего не может угрожать, – и результатом стали стратегические потери…

Как же было не вернуться фашизму, когда очевидно, что не сохранили мы на должной высоте нашу общую память о совместной, одной на всех Победе над фашизмом? А ведь «в мире войн сам Мир должен быть суровым и беспощадным воителем». Это все тот же Чапек предупреждает нас из прошлого.

История же тем временем, как то и положено, повторяется. И вопреки всем расхожим представлениям, повторяется вновь как трагедия. А как иначе, коли уроки ее остались неусвоенными? Вот саламандры и отряхнули пыль и гарь прежних боев и вновь пошли в атаку. Они продолжают наступать и…
Что последует за этим многоточием, уже зависит от людей.

* Деятельность запрещена на территории Российской Федерации.