Убийство Бориса Немцова, несомненно, вызвало в обществе шок. Что на первый взгляд достаточно странно. Ведь за Немцовым давно и прочно закрепилась репутация политика, у которого все в прошлом. А его позиция несистемного оппозиционера, за которую его клевали на всех центральных телеканалах, не добавляла ему популярности в массах, черпающих главную информацию из «ящика»...

Большинство тех, кто пришел для участия в московском траурном марше в память Немцова, признавались, что покойный никогда не был для них любимым политиком. Тем удивительнее, что желающих почтить его память только в столице набралось до 50 тысяч человек — эту цифру бесстрастно зафиксировали рамки металлоискателей, через которые проходили участники акции.

Даже после гибели Немцова, когда возобладало простое человеческое сострадание, отношение к нему в обществе полярное. Кто-то откровенно радуется, что «одним подлецом-предателем стало меньше». Кто-то сравнивает его с Моцартом от политики — ярким, жизнелюбивым, легким и столь же легкомысленным...

Современники, как правило, пристрастны. По местам все расставит время, оценив и позитив, и негатив политического Олимпа 90-х годов, в который — с легкой руки Бориса Ельцина — вошел и молодой для политика Немцов. Сложно сказать, что он мог сделать для страны, а чего не сделал в конкретных условиях при цене на баррель нефти намного ниже нынешней, называемой сегодня катастрофической для нашей экономики.

Для власти он был неудобен, как всякий оппозиционер. По каналу НТВ к 1 марта готовилась новая передача из цикла «Анатомия протеста». Передача в эфир так и не вышла — ее сняли после выстрелов на Москворецком мосту. Но ее анонсов было достаточно, чтобы понять степень жесткой критики Немцова, не согласного с нынешним курсом Кремля.

С чем конкретно он не был согласен — сложно сказать. Ведь на телевидении ему слова давно не давали, но привычно ругали… Эта практика досталась нам с советских времен, когда инакомыслие однозначно осуждалось с большевистской категоричностью - «кто не с нами, тот против нас».

И очевидно, что в последнее время у нас появилась тенденция поношения всех не согласных с «генеральной линией». Несколько лет назад из правительства России «ушли» экономиста экстра-класса Алексея Кудрина, имевшего свою точку зрения на развитие экономики России. Вспомнили о нем, лишь когда разразился кризис. Именно опальных, но компетентных в своем деле Кудрина и Грефа президент пригласил, чтобы совместно выработать антикризисные меры. Выходит, иметь свою, отличную от общепринятой точку зрения полезно для страны? Когда все думают одинаково, выход найти намного труднее...

У журналистов есть выражение - «замыленный глаз». Это когда пишешь текст, потом вычитываешь-перечитываешь — и уже не видишь ни ошибок, ни возможных ляпов. Устают глаза, снижается восприятие. В таких случаях на помощь приходят коллеги — «свежий взгляд» всегда усмотрит то, чего ты не заметил. А разве в политике не так?

Любой власти, чтобы удержать равновесие, необходим оппонент. Но не тот, который истерически кричит: «долой режим», а конструктивный, действующий по принципу «отвергая, предлагай».

Сложно сказать, был ли таковым Немцов — его мнение не транслировалось для широких масс. Однако случай убедиться в его здравомыслии был. Несколько лет назад моя командировка в Сочи совпала с предвыборной гонкой в борьбе за кресло сочинского мэра, участие в которой принимал и Немцов. Мне в руки попала газета, выпущенная его штабом. Вообще-то я не верю в предвыборные обещания политиков. Но, прочитав немцовскую газету, я поразилась, сколько в ней было разумных предложений по поводу начинавшегося тогда олимпийского строительства. Быть может, если бы к его здравым предложениям тогда прислушались, можно было бы сохранить утраченную ныне часть земель Сочинского национального парка и Кавказского заповедника?

...Нет нужды говорить, что тот, кто убил Немцова, нанес власти и обществу удар под дых. Сегодняшняя внешнеполитическая ситуация заставляет наших политиков быть на международной арене предельно собранными и внимательными, следить не только за словами, но и выражением лица. И вдруг такая подножка — убийство знакового оппозиционера на фоне Кремля. Как хотите, а весьма красноречиво...

Говорят, при жизни Немцов весьма резко критиковал нашего внутреннего, доморощенного врага, который пострашнее всех тех, кто извне, - коррупцию. Быть может, в его словах была доля правды?..

Несомненно, живой Немцов - если бы к нему прислушались - мог принести пользу и обществу, и власти, и государству. Из убитого Немцова сделают «жупел», которым будут размахивать везде, где критикуют Россию, — нам это нужно?

На фоне всего этого напрашивается вывод — оппозиционеров, как и пешеходов, надо любить. Уметь вступать с ними в диалог, уметь их слушать — как знать, быть может, в их предложениях есть рациональное зерно? А еще, как выяснилось, — беречь. Это очень важно в условиях нынешнего истерического шельмования несогласных.

В демократической стране вслух критиковать власть и не бояться этого - нормально.