Проблема окон-приемников для нежеланных новорожденных, прозванных в народе «бэби-боксами», продолжает волновать людей.

Лет пять назад такой анонимный способ отказа от ребенка считался вполне приемлемым, а сегодня его яро критикуют даже те, кто еще недавно ратовал за его повсеместное внедрение – депутат Госдумы Елена Мизулина, например, выступившая против на прошедшем в июле съезде «Родительского всероссийского сопротивления». Ее позицию разделяет и детский омбудсмен Павел Астахов.

Еженедельно я готовлю материалы для рубрики «Суд да дело». И часто, очень часто в криминальных сводках встречается информация о жутких находках. Тела мертвых новорожденных находят на свалках, в помойных баках, в выгребных ямах – замерзших, зарезанных, задушенных, утопленных. И содеяно это не какими-то злодеями, а руками матерей этих несчастных младенцев. При вскрытии выясняется, что дети – доношенные, жизнеспособные, здоровые…

Почему-то принято считать, что женщина, убившая собственное дитя, – из числа тех, кого в обществе называют неблагополучными – алкоголичка, наркоманка, бродяжка. На практике все перечисленные категории женщин спокойно рожают детей, прижитых бог весть от кого, нимало не беспокоясь ни об общественном мнении, ни об их дальнейшей судьбе.

Парадокс, но убийцами новорожденных, как правило, становятся социально адаптированные женщины, по каким-либо причинам пытающиеся скрыть от окружения сначала беременность, а потом – и роды. Движут ими, как правило, стыд и страх. Реже – материальные соображения.

В одном из сельских районов Дона студентка 18 лет, скрывавшая беременность все девять месяцев, родила младенца в собственном доме ночью без единого звука – мать, спавшая в соседней комнате, ничего не услышала. Потом юная роженица задушила дитя и закопала у соседа в огороде. Мужа у нее не было, и она очень боялась осуждения близких. «Мать узнала бы – убила, соседи и вовсе со света сжили бы» – объяснила она на суде свое поведение. С традициями – особенно в сельской местности – действительно не поспоришь, клеймо гулящей будет лежать на такой женщине до старости... Но вот другой мотив. Недавно в Ростовской области была осуждена мать пятерых детей, которая решила, что шестой рот в семье – лишний. Потому, родив в сенях, она утопила младенца в ведре с водой и закопала в баке с золой... Часто в суде женщины и объяснить толком не могут, что же заставило их пойти на преступление, когда можно было вполне цивилизованно отказаться от ребенка в медицинском учреждении. Но – не анонимно. Именно это и отпугивает многих женщин, скрывающих от всех свое положение.

На помощь таким и пришли в свое время «окна жизни», «бэби-боксы», открытые во многих регионах России. Это специально оборудованные в медучреждениях места: со стороны улицы – окошко, со стороны здания – колыбелька для младенца. Как только ребенка кладут в бокс и закрывают окно, оно через полминуты блокируется, и открыть его уже невозможно. Медперсонал по тревожному миганию лампы знает, что в боксе лежит младенец, и надо спешить ему на помощь. Если мать передумает, то сможет вернуть ребенка в течение полугода, сдав ДНК– тест. После шести месяцев ребенок попадает в базу на усыновление.

Сегодня в России уже установлено более 20 «бэби-боксов» в 11 регионах – Перми, Краснодарском крае, Тюмени, Курске, Ставрополе, Екатеринбурге. За пять лет в них подбросили 33 младенца, пятерых забрали обратно, всех остальных усыновили.

За это же время в России были осуждены по статье УК «Убийство матерью новорожденного ребенка»: в 2011 – 65, в 2012 – 68, в 2013 – 75, в 2014 году – 42 женщины. Если бы эти матери знали об «окнах жизни», удержало бы их это от злодейства, помогло бы сохранить жизнь их детям?

«Уверена, что нет, – делится мнением детский омбудсмен в Ростовской области Ирина Черкасова. – Если мать родила ребенка тайно, то никогда не сдаст его в «бэби-бокс», а если готова убить младенца – убьет. Между тем выбор у таких женщин всегда есть – оформить отказ от ребенка цивилизованно, оставив его в медицинском учреждении. Мы всегда стараемся уговорить таких мам не отказываться от детей – и многие меняют свое решение. А практика «бэби-боксов» воспитывает у подрастающего поколения равнодушие к родам и новорожденным, рвет духовную связь между женщиной и ребенком, провоцирует матерей на отказ от ребенка и лишает младенцев возможности знать, кто его родители».

Но зачем такому ребенку право знать своих родителей, если мать убьет его, лишив главного – права на жизнь?…

Есть у «бэби-боксов» и защитники. За них выступают не только общественные организации, но и некоторые региональные детские омбудсмены, члены президентского Совета по правам человека. Поддерживают проект и в Следственном Комитете РФ, где хорошо знакомы со статистикой убийств младенцев. В 16 субъектах России ведутся переговоры по открытию окон-приемников.

В Ростовской области не открыто ни одного «бэби-бокса». А нужны ли они вообще, как вы считаете?