В Ростове открыли памятник легендарному атаману Платову.  Все в этой скульптурной композиции (рядом с Платовым – его боевой конь) хорошо, кроме ее местоположения: рядом с главным корпусом  Южного федерального университета,  напротив универмага, который старожилы по давней привычке называют «Детским миром», и кинотеатра «Ростов».

Словно  отвечая на вопрос: «А почему здесь?», участники церемонии открытия памятника напомнили о том,  что Платов способствовал развитию на Дону народного образования, а Оксфордский университет  удостоил его звания почетного доктора права…

Это  так, и все же в сознании не только потомков, но и большинства своих современников Платов перво-наперво полководец, а потом уж  незаурядный администратор, государственный деятель и прочее.

Было время, Ростов украшала бронзовая композиция «Григорий и Аксинья». Но однажды ее перевезли в станицу Вешенскую и установили на тамошней набережной. Многих ростовчан это задело за живое. Но если вы побываете в Вешенской, то вряд ли станете протестовать против такого перемещения:  на том донском берегу Григорию с Аксиньей лучше!

А этому памятнику Платову куда больше, чем Ростов, да еще именно этот ростовский пятачок, подошла бы станица Старочеркасская. Ее посещает множество туристов, туда приглашают почетных гостей  Дона. Озвучен амбициозный план сделать древнюю столицу донского казачества всероссийской туристической Меккой. Однако монумента,  достойного этого статуса, там, согласитесь, нет. Кстати, Черкасск - это родина Платова.  Ни одна экскурсия по Старочеркасскому музею-заповеднику не обходится без упоминания этого имени. А в Ростове, как утверждают краеведы, граф-атаман даже и не бывал.

Зато ростовские краеведы расскажут вам красивую легенду  о том, что именно посещение  первого ростовского кинотеатра подвигло донского казака Александра Ханжонкова  посвятить жизнь  новому тогда чуду – кино! И он действительно стал одним из первых и наиболее успешных деятелей российского кинематографа. Почему бы не установить в донской столице памятник этому человеку, тем более что  у Ростова возникла  амбициозная мечта построить кинокластер и стать русским Голливудом?

На днях сообщили, что в честь дня рождения донской столицы  ее обитателей и гостей ждет сюрприз: установка на улице Пушкинской  неподалеку от Донской публичной библиотеки бюстов знаменитых донских писателей: Шолохова, Калинина и Закруткина. И что это только начало, поскольку богат край донской  талантами, много в нем выдающихся мастеров слова.

А нужен ли этой улице такой подарок? Разве  будет он  художественным шедевром? Оригинальной  скульптурой   вроде украшающих Пушкинский бульвар шаров с изображением Александра Сергеевича и его персонажей? А если ничего этого не предполагается, так зачем и затеваться? Или это мероприятие проходит под флагом  «воспитания молодежи»? Чего только не придумывают под этой маркой…

И вот еще новость, связанная с увековечиванием памяти земляков. Только уже не в бронзе или мраморе, а в названии улиц. Ростовской межведомственной комиссией  по наименованиям  решено дать двум новым улицам донской столицы, предположительно в микрорайоне Платовский, имена Александра Печерского и Сергея Тимофеева.

Александр Печерский во Вторую мировую  возглавил восстание заключенных  нацистского лагеря смерти «Собибор». Наверно, увековечить его имя следовало бы в донской столице и раньше. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Иные чувства вызывает у меня идея назвать улицу именем художника, музыканта и литератора Сергея Тимофеева. Вы знали Сережу Тимофеева? Я знала. Он работал когда-то в нашей редакции.

Это был человек богемного склада, с иронией относившийся к тому, что отдавало пафосом, являло собой заурядность и  кондовость. Был бы в Ростове Парк свободного творчества или каких-нибудь там творческих инноваций  (ну что-то в этом роде)  – назвать бы его именем Сергея Тимофеева. А  лучше – просто  имени Тимы, как называли Тимофеева  друзья. Установить бы там и скульптуру Тимы, сделанную в стиле его иронических рисунков, – это другое дело.  А улица им. С. Тимофеева с рядами стандартных высоток?..  Это скорее городской анекдот, чем дань памяти.