Удивительная все же штука – история недавнего времени.  Даже ее персонажами  вспоминается она по-разному. А последующие поколения  выдают за фрагменты этой истории и совсем уж фантазийные картинки. Причем касается это не только событий значительных, но и фактов мелких, повседневных.

Ровно год назад случилось мне услышать разговор старшеклассниц, которые, как я поняла, готовились к какой-то акции в честь Международного дня красоты и словно экзаменовали друг друга на знание имен женщин, признанных иконами стиля:

– 1950-е – это Мэрилин Монро, 1960-е – Одри Хепберн.

Дальше звучали имена Твигги, Мадонны, Кейт Мосс, Анджелины Джоли.

Такой набор показался мне забавным: одна икона стиля – на целое десятилетие. Да еще, поди, во всемирном масштабе? И я осторожно поинтересовалась у девчонок,  известны ли им имена женщин – советских эталонов  красоты или других западных звезд, которые воспринимались такими эталонами в Советском Союзе?

– А вы разве не знаете, что в СССР не было ни секса, ни икон стиля? – тут же нашлась самая разбитная из них, и ее ответ остальным понравился.

– То есть у советских женщин эталонов  красоты не существовало?– переспросила я.

– Был один: девушка с веслом, – снова сказала под общий смех, верно, не только самая из них разбитная, но и самая находчивая.

Не составило большого труда обнаружить,  на чем зиждется такая убежденность. На информации  в Сети. Там пруд пруди перепевающих друг друга сайтов, на которых  и сообщается,  какое   десятилетие прошло под знаком какой иконы стиля. Одно десятилетие – одна звезда. Ну, максимум две. В основном звезды голливудские. Как будто  не было  ставших для миллионов женщин эталонами красоты актрис   европейского кино – Джины Лоллобриджиды,  Софи Лорен, Брижит Бардо, не говоря уже о звездах советских. Видно, перевел кто-то однажды на русский язык  статью из американского журнала или учебника, и пошла она гулять по Интернету. 

В порядке эксперимента я спросила потом  у нескольких дам суперэлегантного возраста, чья молодость пришлась на пятидесятые-шестидесятые  годы, кого бы они назвали иконами стиля. Многие вспоминали Людмилу Гурченко. Говорили, что они сами или их подружки, посмотрев в кинотеатре «Карнавальную ночь» один раз, шли туда снова, чтобы зарисовать фасоны платьев, в которых Гурченко появлялась на экране. 

– Я  носила бабетту – прическу, как у Брижит Бардо, а  годы спустя  моя племянница  стриглась под Мирей Матье, – в ее молодость уже   это было модно, – сказала одна из дам.

У каждой нашлось что вспомнить. При этом услышанные мной тогда от школьниц имена икон стиля не прозвучали здесь ни разу.

Международный день красоты – праздник новый. Особенно для России,  где о нем узнали всего полтора десятилетия назад. Нельзя сказать, что празднуется он у нас, да и во всем мире широко. Традиции его только складываются.  Пишут, что во многих странах к этому дню приурочивают конкурсы красоты. Что налицо и прямо противоположная тенденция:  акции и фестивали тех, чей облик далек от канонов модельной внешности. А вообще этот день считают своим профессиональным праздником люди, профессии которых связаны с индустрией красоты: топ-модели, визажисты, пластические хирурги, дизайнеры одежды и т.д. 

Вероятно,  что Международный день красоты – это  праздник и для коллективов и учеников всевозможных школ и студий красоты, которых  в России сегодня несть числа. Это ли не могучая сила для составления  правдивой истории местной моды и вообще местного быта?.. Только представьте, какой насыщенной и содержательной могла бы стать программа такого праздника, если взяться за дело с умом…