Не пора ли нам валить…

Начну с не слишком оптимистичного наблюдения: в России многим гражданам стало жить менее комфортно. Не комильфо. Эти настроения Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) отметил уже в июле этого года, когда подвел итоги опроса об эмиграционных настроениях в России и ее столице. 


Оказалось, что москвичи жаждут покинуть страну больше, чем остальные граждане. Так, в дальнее забугорье готов переехать на «постоянку» примерно каждый десятый россиянин (13 %), а вот из Московии за кордон стремится каждый шестой (17 %). Причем романсы о «белой акации, цветах эмиграции» чаще поет младая поросль (38 % – от 18 до 24 лет) и «высоколобые» представители так называемого интеллектуального мира (23 %). А вот пенсионеры и народ без «верхнего образования» практически не собираются срываться с места, памятуя мультяшную мудрость – «Таити, Таити... Нас и здесь неплохо кормят» (3 % и 4 % соответственно). 

Резонно предположить, что народ решил «стать на крыло» из-за кризиса, санкций, инфляции, снижения уровня жизни. Однако, оказывается, вовсе не это главное! Каждый десятый хочет покинуть родные места... из-за плохой погоды (12 %)! Тут москвичей понять я могу. Этим летом отдыхал в первопрестольной, чуть умом не двинулся. С утра выходишь – вроде солнышко, через десять минут тебя насквозь пронизывает холодный ветер, затем опять четверть часа – относительная теплынь, а затем – проливной дождь... Вот и бродят многие москвичики и продуманные гости столицы в одной руке с зонтом, в другой – с курточкой или свитерком. И это – в разгар лета!

Но, милые мои сограждане и где-то даже соплеменники, нельзя же всю жизнь бегать от дурного климата. Позволю вам напомнить, что у нас в стране самым счастливым городом по опросам названа... Тюмень! Не уверен, что тамошний народ в восторге от щедрот погоды, но – счастлив, понимаешь ли... С другой стороны, самый замечательный климат в Ливане – там круглый год в среднем +26. Но нынче в этот райский уголок рядом с Сирией мало кто стремится.

Впрочем, помимо поисков теплого моря и баобабов, россияне ищут за кордоном также более высокого уровня жизни, стабильной политической и экономической ситуации (11 %). 10 % наших сограждан хотят уехать из-за недовольства решениями властей, 9 % не чувствуют должной заботы со стороны государства, а также переживают из-за безработицы и трудностей карьерного роста.

При этом 59 % опрошенных жителей столицы уже начали делать в июле определенные шаги для эмиграции. В провинции таковых оказалось 45 %.

Неужели все так плохо? Нешто именно нынче Расея-матушка вдруг «прозрела» и готова с котомкой за плечами идти на поиски светлого царства добра и справедливости? Я бы не стал драматизировать события. И вовсе не потому, что есть ложь, есть циничная ложь и есть статистика. Просто 10-15 % населения страны, которые ищут более достойных условий жизни за рубежом, – это не повод для тревог и истерик. Подобная ситуация наблюдается в большинстве развитых стран. И никто там из-за этого не бьется головой о стену: как гнусно жить у нас в Лондоне – люди бегут в Нигерию! Наоборот, огромной популярностью пользуются передачи, где рассказывается о том, как молодые и зрелые семьи находят работу за рубежом, как облегчить им приобретение недвижимости на новом месте, обрести новых друзей и т.д. 


В мечтах о стране Лимонии

Вот только не надо мне говорить, что дикая тоска по зарубежью расцвела буйным цветом у нас в Отечестве в последние годы из-за кризиса, обвала экономики, «клятого Путина» и прочих милых пустяков. Так уж вышло, что среди моих приятелей достаточно и либералов, и патриотов, и народа «от сохи», для которого политика с экономикой начинаются и кончаются на дачной грядке. «Бегунцов- мечтателей» среди этой пестрой толпы – два-три человека. Исключительно из антипутинской пенсионной коалиции. 

- Ну и куда вас несет? – спрашиваю я.

- В Новую Зеландию! Там климат прекрасный, и землю переселенцам бесплатно дают.

Замечу: потенциальной «переселенке» 62 года, ее мужу – 65 лет. Оба получают в России прекрасные пенсии, оба работают, живут в комфортной трехкомнатной квартире. 

- Ну, дадут вам землю, – соглашаюсь я. – И вы броситесь ее обрабатывать?

Для справки: оба супруга – что называется, «дети асфальтовых джунглей».

- Нет, конечно, – отвечают. – Вот если бы сын с женой поехали, тогда и мы бы с ними...

Сын с женой в ужасе хватаются за головы. Перспектива фермерской жизни на далекой Зеландщине их нимало не прельщает. Зеландия, конечно, тешит их взор – но исключительно как натура кинотрилогии «Властелин колец». Ребят тоже далеко не все устраивает на российско-ростовских просторах, но и охоты к перемене мест они не ощущают. Почему-то. 

Кроме того, есть среди моих знакомцев люди, которые готовы отправиться за границу, однако не на постоянное место жительства, а чтобы поработать какое-то время. Признаюсь, положа руку на сердце: когда-то и меня приглашали в один из немецких университетов прочесть курс лекций о русском криминальном арго и низовой фольклорной культуре. Случилась накладка, были другие проекты, не поехал. Сейчас – жалею. Однако это разные вещи – временная работа и окончательный переезд. 

А вообще, раз уж мы заговорили о фольклоре, надобно помнить, что Россия – одна из немногих стран, где традиция утопических фантазий имеет богатейшую историю. Такова уж судьбинушка народа нашего, что именно в его творчестве особо ярко прослеживается вера в заветные земли, куда можно сдернуть от раздолбайства, беззакония, несчастий и неустроенности расейской жизни. Утопические сказания появляются на Руси чуть ли не с X века. Для чудесных мест, куда стремились душой наши предки, характерны удаленность, труднодоступность, изобилие, счастье, красота и мир. Например, златой «град Христов», омываемый молочным, медовым, винным и елейным потоками. Или «счастливые земли», где стоит церковь, из блинов сложена, калачиком подперта, оладышком повершена.

Особый толчок утопиям о «царстве справедливости» дал раскол православной церкви, когда часть духовенства и верующих не приняла реформ патриарха Никона 1653–1656 годов. Уход от зла староверы воспринимали как массовый исход, бегство на южные окраины, в леса Поволжья и Севера, в Сибирь. Появляются рассказы о блаженных Китеж-граде, Беломорье, Дарье-реке, Белой Арапии, Апоньском царстве…

В раскольнической среде появляется секта бегунов. Бегуны составляли для себя особые маршруты, в которых действительные географические названия были перепутаны со сказочными прозвищами: Новые острова, Ореховая земля, Земля Бородачей... На поиски этих мест даже в начале ХХ века снаряжались экспедиции казаков-староверов. 

Даже колымские зэки, народ циничный и не склонный к мечтаниям, изобрели беззаботную страну Лимонию. Как писал колымский зэк поэт Анатолий Жигулин:


Страна Лимония – планета,

Где молоко, как воду, пьют,

Где ни тоски, ни грусти нету,

Где вечно пляшут и поют.

Там много птиц 

          и фруктов разных.

В густых садах – 

          прохлада, тень.

Там каждый день 

          бывает праздник.

Получка – тоже 

          каждый день!



Сдается мне, что немало нынешних «бегунов» рисуют в своем воображении такие же утопические счастливые земли и горят желанием броситься на их поиски.


Летят они в дальние страны, а я не хочу улетать…

Впрочем, я не зря начал именно с июльского опроса. Потому что закончить хотел бы совсем свежим – о социальном самочувствии россиян, проведенным тем же самым ВЦИОМ буквально на днях, 12 октября. 

Как выяснилось, почти половина респондентов (48 %) довольны своей жизнью, каждый пятый (20 %) придерживается противоположного мнения, остальных собственная жизнь частично устраивает, а частично нет. 67 % россиян оценили свое материальное положение как «среднее». Этот показатель снизился на 2 % по сравнению с прошлым годом.

Большинство граждан нашей страны удовлетворены своей жизнью (58 %). Правда, годом ранее этот показатель достигал 71 %.

С оптимизмом смотрят в будущее 57 % опрошенных. Каждый четвертый считает, что его жизнь в следующем году станет лучше.

Почти половина респондентов (45 %) считает, что дела в России идут в верном направлении. Однако 13 % с ними категорически не согласны.

То есть в целом население не готово к массовым перелетам ни в Лимонию, ни в Европию, ни в Белую Арапию. 

Ряд критиков нашей страны считают, что дело тут в повальном «одурманивании» россиян и отвлечении их внимания с внутренних проблем на внешние. То, понимаешь ли, Крымнаш, то помощь в борьбе Донецкой и Луганской республик против бандерофашизма, теперь вот – успешные бомбардировки террористического «Исламского государства»... 

Спешу расстроить критиков. Интерес к событиям на Украине у россиян неуклонно снижается. Согласно данным сентябрьского опроса ВЦИОМ, в январе текущего года за ситуацией в целом наблюдали  83 % россиян (в том числе 38 % следили внимательно), а в сентябре эта доля составила 71 % (в том числе 25 % следили за информацией постоянно) – что близко к значению февраля 2014 года (72-74 %). Интерес к положению украинских дел чаще проявляют пожилые люди (82 % старше 60 лет), нежели молодежь (44 % от 18 до 24 лет). Каждый шестой (17 %) считает, что на Украине царят анархия и бандитизм, 18 % прямо говорят о развале страны.

С Сирией еще запущеннее. К воздушным бомбардировкам российскими летчиками позиций ИГ в Сирии 31 % россиян относится с одобрением, 14 % – с возмущением, 25 % – совершенно равнодушно, а 22 % заявили, что недостаточно хорошо знают об этой ситуации.

Так что дело не в отвлекающих маневрах российского руководства. Просто несмотря на все экономические, бытовые, финансовые, политические сложности, народ российский все еще надеется на то, что лучшее, конечно, впереди. Что надо наводить порядок в своей стране, а не метаться по чужим в поисках халявы из рук доброго Гэндальфа. Что «где родился, там и пригодился». 

И, по-моему, есть в этом здравый смысл. Впрочем, и жаждущим эмигрировать на остров Чунга-Чанга от души желаю: летите, голуби, летите...