Серия терактов в так территориально далеком от военных действий Париже, унесшая жизни полутора сотен жителей Франции, вызвала глубокий шок. А следом – всплеск мировой солидарности. 

В первые же часы после трагедии пошел поток соболезнований французам от руководителей мировых держав. К воротам посольств Франции по всему миру, в том числе и в России, понесли цветы и свечи. В некоторых городах подсвечивали известные здания и скульптуры в цвета национального флага Франции, во многих странах отменили развлекательные мероприятия.  А Молдавия и вовсе объявила  день траура в память о погибших парижанах… 

На следующее утро после парижских событий реакция появилась и в социальных сетях, но уже не столь однозначная. Так, обладатели «цивилизованного» Фейсбука через одного нарядили свои аватарки в цвета французского флага. А вот пользователи  «Одноклассников» и «Вконтакте» сначала робко, а потом – обнаружив, что такие кощунственные мысли пришли в голову не им одним – задавались вопросом: «А что тут такого?»

Ведь российская трагедия с гибелью более двухсот пассажиров лайнера Airbus A321 никого почему-то не побудила раскрасить скульптуры или даже аватарки. Иностранные СМИ в первый день катастрофы высказывали не соболезнования, а со смаком обсуждали: а не месть ли это террористов за российские авианалеты в Сирии? За пару дней до расстрела парижан произошел такой же чудовищный теракт в Ливане. Месяц назад  аналогичные события унесли сотню жизней в Турции, еще за месяц – в Египте. Весной случилась ужасающая резня в кенийском университете. «Смерть белых парижан весит больше, чем смерть чёрных кенийцев?» – искренне задавались вопросом «бесчувственные» россияне.  

Уже спустя сутки после парижской трагедии пользователи все чаще начали перепубликовывать у себя на страничках не печальные картинки с французской тематикой, а цитату из речи президента Сирии Башара Асада: «Во Франции вчера произошло то, что творится в Сирии уже пять лет». Или же горькие слова известного военного корреспондента: «Бывали дни, когда в Донецке и Луганске убивали в разы больше невинных людей, чем в Париже – до этого мировому сообществу дела не было. Про невинно убитых в Южной Осетии с 1989 года по 2008-й я вообще молчу – кто будет считать этих горцев?» Тут же вспомнили про французский «Шарли Эбдо»: он буквально накануне разразился еще одной карикатурой по поводу падения российского самолета – третьей по счету. На этот раз уверенный в том, что причиной трагедии россиян стал теракт, художник «Шарли» сравнил ее с… половым актом: «Крушение над Синаем. Наконец-то порно». Нет, разумеется, и сейчас «не знающий понятия кощунство» – по заявлению главредактора этого издания – журнал отреагировал на событие: изобразил привидения в беретах с багетами под мышкой в виде «ведущих обычный образ жизни парижан».

Накал «нехороших мыслей» на этот раз достаточно быстро сбили итоги завершившегося накануне саммита G20: иностранные коллеги при встрече с Путиным первым делом приносили, пусть запоздалые, соболезнования в связи с гибелью пассажиров российского лайнера и акцентировали, что Россия – одна из стран, не понаслышке знающих об ужасах действий международного терроризма. Но для рядовых жителей России «осадочек остался»…  

…Что, несмотря на естественность такой реакции на «неравноправие в горе», все-таки неправильно. Ведь подобные «акты» призваны не только запугать местных жителей, но и пробить брешь в людских отношениях – в том числе, и межнациональных. И будет весьма прискорбно, если подонки добьются своего… 


P.S. Продолжение темы – в материале «Ростовские француженки»