Министерство образования и науки РФ, похоже, одержимо реформированием высшей школы. Только за последние три года – слияние высших учебных заведений, формирование федеральных, научно-исследовательских, национальных университетов. И это еще не предел. В образовательном ведомстве, засучив рукава, взялись за второй этап создания так называемых опорных вузов.

Непосвященные (к примеру, родители, чьи дети мечтали поступить в попавший, чего уж там, под ликвидацию вуз) сразу не разберутся, что там, в кабинетах министерства, происходит? Да и представители вузовского сообщества в растерянности: за что такое наказание? У министерства свои аргументы. На сентябрьском совещании ректоров российских вузов министр Ливанов заявил, что процесс консолидации вузов связан с демографией. Выпуск 11-х классов резко сокращается, и вузы с небольшим контингентом учащихся вынуждены объединяться с более сильными и крупными. Вопрос: что будут делать вузы лет, скажем, через пять – десять, когда демография «выпрямится»? Снова разъединяться? Помнится, в не столь давние времена, где-то в начале 90-х, мы тоже говорили о демографической яме. Высшие учебные заведения переживали тогда трудный период, но учили, выпускали студентов, а главное, в том бардаке, который царил в стране, сумели выжить. Сейчас другая ситуация, созданные министерством крупные вузы готовы с аппетитом акулы заглотнуть менее сильные. Не по собственной воле – по причине указаний сверху. 

Смысл реформы – в формировании и развитии опорных региональных университетов, которые будут созданы путем объединения узкопрофильных вузов и НИИ. Всё это называется «главной структурной задачей образовательной политики» и рассчитано на ближайшее десятилетие. По замыслу авторов, помимо небольшой группы университетов, способных конкурировать за высокие позиции в мировых рейтингах, должна сложиться группа из 100 – 120 распределенных по всей стране вузов, которые возьмут на себя роль концентраторов образования, инноваций и исследований. Кто и чем в этих группах вузов будет заниматься? Бог весть. Одно понятно, что в результате реформы количество региональных вузов сократится на 20 – 25 %. Опорные университеты будут созданы почти в каждом российском регионе, кроме Москвы и Санкт-Петербурга, а их общее число может достигнуть 80.

Как утверждает Дмитрий Ливанов, объединение вузов должно осуществляться только на добровольной основе. Вот только что-то не дает в это поверить. Попробуй кто-то из ректоров, чей вуз попал «под колпак» министерства, возразить. Для руководителя высшего учебного заведения «сопротивление» может закончиться либо давлением сверху, либо инфарктом, не исключено то и другое одновременно. Так что к 10 сентябрьским заявкам добровольно-принудительного присоединения вузов в октябре прибавилось еще более десятка. Министр считает, что не может быть вуза с 500 – 700 студентами (где Дмитрий Викторович нашел такие, не уточняет), а вот создание опорных вузов будет способствовать концентрации интеллектуального потенциала и возникновению научно-образовательных комплексов, нацеленных на экономическое и социальное развитие регионов.

Дмитрий Ливанов призывает не допускать случаев, когда руководство университета получает заработную плату, в десятки раз превышающую среднюю заработную плату рядовых сотрудников. Хотелось бы посмотреть на тех ректоров, которые откажутся от зарабатываемых миллионов рублей в месяц в пользу... 50 тыс. руб. Также, по словам министра, недопустима ситуация, когда в администрации и руководстве вуза возникают так называемые «семейные подряды», когда родственники руководителя начинают активно занимать места в администрации вуза. Наивно полагать, что создание опорных вузов «вылечит» кого-то из ректоров или там руководителей подразделений присоединенного вуза от всего, вышеперечисленного министром. Чем больше королевство, тем сложнее в нем за всем уследить, а значит, кумовство, родственные связи расцветут пышным цветом. Не говоря о коррупции. 

По мнению ректора МГУ Виктора Садовничего, Минобрнауки стоит быть осторожным с объединением региональных вузов. «Если вузы укрупнить, это не значит, что проблема решится, – цитирует Садовничего ТАСС. – Практика говорит, что есть небольшие вузы, но очень сильные и нужные. Например, Гарвард, где учатся 10 – 15 тысяч студентов».

Идея объединения вузов возникла не вчера – лет десять назад. Но тогда была другая экономическая ситуация. Однако именно сейчас в министерстве почему-то решили, что самое время идею реализовать, не думая о том, что для реформы потребуются средства, причем немалые. Вряд ли в нынешних финансово-экономических условиях в государственной казне найдутся лишние миллиарды на то, чтобы обеспечить задуманные министерством преобразования вузов. Тогда к чему вся эта затея?