В последнее время заметно вырос поток обращений от граждан, вселившихся год-два назад в дома так называемого социального жилья. Такое впечатление, что люди заселились в глубоко аварийный жилой фонд, а не в дома, которым нет еще и тысячи дней.

Беру наугад одно из таких писем. Пишет ростовчанка Марина Николаевна: «Как мы радовались, когда в 2014 году заезжали в этот дом! Нравилось буквально все: и то, как по-современному выглядит наше новое жилище, и вид из окон...». А дальше все то же: протекающие потолки и трескающиеся стены, не открывающиеся из-за перекоса стен окна, идущий волнами линолеум…

Налицо махровый строительный брак. И что самое печальное: никто за этот брак не ответил. И, судя по всему, уже не ответит. Фирмы, которая сдала весь этот строительный кошмар, уже не существует – обанкротилась. А ее так называемая правопреемница не горит желанием ворошить прошлые недоделки. Да, собственно, и не обязана этого делать – нет такого закона. Не открою никаких америк, если скажу, что для того и прошли горе-строители через процедуру банкротства, чтобы в случае чего – взятки были гладки. Давняя, не раз обкатанная схема…

Разумеется, можно кивать на региональные и муниципальные власти: зачем позволили строить жилье таким неумехам? Но на местах уже давно передали подобные полномочия регионам. А у тех нет никаких оснований запрещать строительство – по бумагам у застройщика все гладко.

Бумаги же выдают сегодня СРО – так называемые саморегулируемые организации. Выдают на коммерческой основе. Вот уже шесть лет, как эта процедура заменила собой лицензирование. Последнее отменили, усмотрев коррупционную составляющую. И теперь строители, проектировщики и изыскатели вместо лицензии обязаны получать допуск от саморегулируемой организации, членами которой являются их фирмы. Таким образом, основной идеей саморегулирования является возможность переложить функции контроля и надзора за деятельностью в той или иной сфере на самих участников рынка, освободив от них государство.

На первый взгляд, идея благая. Сулит сокращение административных барьеров. И действительно: с началом работы СРО общее число разрешительных процедур в сфере строительства удалось сократить с 220 до 134. И все бы хорошо, если бы на этом остановились. Но только желание все улучшить неистребимо у наших бюрократов. И вот уже СРО в сфере строительства приобретают часть контрольных функций. И в результате возникает бесподобная цепочка: строители сами набирают заказы, сами получают разрешение на строительство и сами же себя контролируют. Зачастую, как видим, контролируют собственный брак…

Знают ли о такой нелепости власти? Представьте себе, не только знают, но и негодуют вместе с попавшим с жильем впросак народом. Федеральный министр строительства и ЖКХ Михаил Мень даже не скрывает, что отнюдь не является поклонником такого всевластия СРО. Его ведомство инициировало ряд поправок в действующее законодательство. Они призваны ограничить существующий ныне строительный произвол – только так можно охарактеризовать сложившуюся в сфере строительства ситуацию.

Но что предлагается взамен СРО? Те же самые СРО, только в профиль – на уровне так называемых национальных объединений. Им готовится роль этакого «единого окна», которое будет принимать документы от вновь создаваемых СРО и рекомендовать Ростехнадзору включать или нет их в госреестр. А еще нацобъединения должны будут вести собственный реестр членов СРО. Появятся и основания для своего рода «запрета на профессию»: исключения СРО из государственного реестра. Например, за предоставление недостоверных сведений.

По мнению М. Меня эти поправки могут изменить ситуацию. Прежде всего поставят некий барьер перед коммерческими СРО, которые сегодня за деньги направо и налево раздают допуски к строительным работам. Хотя при этом министр не скрывает некоторого скепсиса:

– Если за год ситуация не изменится, то Минстрой обратится к руководству страны с предложением вернуться к системе лицензирования в строительстве...