Мой, теперь уже бывший, сосед взял в банке тридцать тысяч рублей в кредит. Молодой парень нигде толком не работал, долг не возвращал, и однажды к нему пришли двое мужчин серьезного вида в черных рубашках. Особого шума слышно не было, но по небольшой полоске крови на лестничной площадке стало ясно, что состоялся короткий и конкретный разговор. Как выяснилось, это были так называемые коллекторы – собиратели безнадежных банковских долгов. 

Не знаю, выплатил в конце концов парень свой долг или нет, но вскоре все жильцы квартиры съехали в неизвестном мне направлении, и ее купила другая семья. 

Последнее время много говорят о деятельности коллекторских агентств. При этом утверждается, что они непонятно кто, неизвестно где и действуют вне какого-либо правового поля. Конечно, это не совсем так. В статье 12 Федерального закона «О потребительском кредите» сказано, что кредитор вправе осуществить уступку прав по договорам потребительского кредита третьим лицам с предоставлением им сведений о заемщике.

Иными словами, эти третьи лица и есть коллекторы, которые за определенный процент берутся вернуть банку долг. Другое дело, что их методы порой неоднозначны. От серьезного психологического прессинга до рукоприкладства. 

По некоторым данным, невозвраты кредитов сегодня составляют триллионы рублей. Когда звонки из банков с напоминанием о необходимости внести просроченный платеж не действуют, долги и продаются коллекторам. 

Так как банкам у нас не принято сочувствовать, мол, и так денег куры не клюют, всех неплательщиков кредитов общественность автоматически записывает в разряд мучеников. На самом деле среди них есть тоже очень разные люди. Искреннее сочувствие заслуживают те, кто вдруг лишился стабильного заработка или здоровья, а долг висит. Но на страничке в Интернете можно найти множество признаний тех, кто полон сил и энергии, но просто решил, что никому ничего не должен. 

«Взяла четыре кредита – в «Быстроденьги», в «Росбанке» и еще где-то, – признается девушка. – Звонят каждый день. Так я их посылаю как хочу и ничего платить не буду. Должна банкам примерно 800 тысяч рублей».

Если попробовать на месте банков представить каких-нибудь обычных людей, которым не возвращают долг, картинка сразу меняется. 

Две женщины торговали по соседству и были в очень хороших отношениях. У одной в паспорте не оказалось прописки, и она попросила другую взять для нее 10 тысяч рублей в «Быстроденьги», заверив, что через несколько дней возвратит заем. Но вскоре перестала выходить на работу. Тем временем ее соседке стал звонить заемщик и требовать вернуть долг.

– Я сначала хотела рассказать своему взрослому сыну, но побоялась, что он пойдет к ней домой и натворит бед, – признается женщина. – Тем временем за счет процентов долг рос как на дрожжах, а звонки просто выбивали меня из колеи. Что делать? Пришлось все заработанное за два месяца да еще часть пенсии отдать. До сих пор неприятно вспоминать эту историю. Ну что мы за люди такие? Берем в долг, даже не думая возвращать, да еще втягиваем в это других?..

Число исполнительных производств о принудительном взыскании долга растет год от года. Кабинеты приставов – в горах бумаг. Нагрузка на одного сотрудника уже давно превзошла все мыслимые и немыслимые нормативы. При этом в ведомстве прошли сокращения штата, а зарплата осталась на прежнем очень скромном уровне. 

Думаю, государству пора усовершенствовать систему принудительного взыскания долгов. Для начала хотя бы меньше церемониться с теми, кто не платит алименты на содержание своих детей и не возмещает разного рода ущербы, причиненные другим людям или их имуществу. Из опыта коллекторов можно позаимствовать элемент финансовой заинтересованности. Ведь раньше службе судебных приставов было разрешено оставлять 7 % исполнительского сбора на собственные нужды. На эти деньги тогда повышались зарплаты сотрудникам и даже было построено здание управления ФССП в Ростове. Потом этот материальный стимул отменили. Параллельно со стимулированием, конечно, нужно и решать вопрос о фактах их полного бездействия.

– С июня не могу взыскать долг в связи с залитием моей квартиры. Хожу к приставам, как на работу. Бесполезно! – рассказывает мужчина.

В общем, компетентные люди должны придумать, что и как поменять в системе.

Иначе какой смысл в решениях судов, которые не исполняются ни добровольно, ни принудительно?