Скоро, как обещает календарь, первое апреля. В прошлый такой день, каюсь, тоже не был безгрешен: с утреца оставил на столах коллег свежий номер своей газеты с вкладкой из другого издания. Братья и сестры по перу сразу купились на эту путаницу в контенте и на полном серьезе заговорили о том, что, видать, в типографии печатники и фальцовщики ночью «перепились». И надо, мол, срочно писать рекламацию. Еще жестче разыграл своих коллег знакомый, работавший в одной уважаемой организации, где еще сохранились, оказывается, книголюбы. У него была общественная нагрузка – организация подписки на собрания сочинений. Ажиотаж возник при подписке на Достоевского. Подписных экземпляров не хватало. И организатор пустил слух, что скоро будет подписка на Гопаса, очень ограниченная, потому как «Гопасу даже Апулей, не говоря уже о Достоевском, в подметки не годится». Нашлись такие, кто поспешил попасть в список «на Гопаса». Они, естественно, лишали себя права на Достоевского. Таким образом ажиотаж спал. Позже, когда с Достоевским было покончено, почитатели Гопаса узнали, что фамилия «знаменитого писателя» является прочтением сзаду наперед слова «сапог». Видимого неудовольствия никто не выразил, все сделали вид, что знакомому в связи с первым апреля подыграли.

Жестковатая, конечно, вышла шутка и небескорыстная. Будем все-таки к этой истории снисходительны. Тем более что на практике редкий день сейчас проходит, друзья мои, когда не увидишь периодику или книжку, в которых читателей воспринимают едва ли не как «гопасов». Так, на шахматном турнире в Ростове ребенку-победителю спонсоры подарили очень толстый и красочный гроссбух – энциклопедию стран и народов, изданную на русском языке в США. Недешевая, за тысячу рублей, книжка. Начал искать, что, как и сколько в ней сказано о россиянах и России. Оказывается, с гулькин нос. Примерно столько же, сколько о Бурунди и Лесото. Причем нашей страны в разделе «Европа» не оказалось. С трудом нашел Россию в разделе «Азия».

Ну да Бог с ней, с энциклопедией – засланкой с той стороны Атлантики. Много хуже, когда свою страну в таком же свете, а местами – хуже, представляют в … учебниках, рекомендованных Минобрнауки России для школьников! И изданных, заметим, российскими типографиями. Не будем голословными. В восьмых классах ростовских школ сейчас преподают обществознание. Учебник, выпущенный в издательстве «Русское слово», рекомендован Министерством образования и науки России. На титуле указано, что это 11-е издание, что учебник прошел экспертизу «РАН и РАО». Вот на каких опусах учат детвору: «Африканские бушмены, живущие впроголодь и с пользой расходующие свои немногочисленные природные ресурсы, стоят намного ближе к пониманию того, что такое экономика, нежели самая большая по территории и природным запасам держава мира Россия, бездумно расходующая дефицитные ресурсы, но так и не сумевшая поднять население на более высокий уровень жизни». Дальше – больше. В рубрике «Практикум» восьмиклассники читают: «В России всего 400 тысяч предприятий, тогда как в Италии их, к примеру, 4,5 млн., а в Японии 10 млн. У нас по-прежнему в загоне мелкий и средний бизнес. Почему? Дайте аргументированный ответ». 

На первой Межрегиональной конференции ОНФ в Ставрополе Владимир Путин заявил о том, что «один раз в три года должен ставиться вопрос о смене учебников». Наверное, так и будет. Однако срочная ревизия учебной литературы нужна не только из-за таких «Обществоведений». Ведь вряд ли кто знает, сколько в школьных библиотеках сейчас контрафактных книг и не менялось ли их содержание по отношению к оригиналу! В издательстве «Просвещение» нам сообщили, что за последние несколько лет за подделку учебников «Просвещения» были возбуждены уголовные дела в отношении 12 граждан, по семи из них судами вынесены обвинительные приговоры. «Пиратские» учебники, уточнили в «Просвещении», нередко представляют серьёзную опасность для здоровья школьников, так как не соответствуют санитарно-гигиеническим требованиям к учебным пособиям для школ. Однако еще более грустно от другого: под обложкой контрафактных книг вполне могло оказаться не содержание настоящих (пусть, не всегда удачных) учебников, а бог весть что…