В последние две недели у нас опять регистрируется рост заболеваемости ОРВИ. Конечно же, речи о превышении эпидемического порога, как это было в январе-феврале, не идет. Тем не менее специалисты от здравоохранения еще тогда предупреждали, что вторая волна будет.  

У нас вот вся редакция находится в разной степени кашляния и сопливости. Но на работу ходим исправно и так же исправно заражаем друг друга. Честно признаюсь, я – в том числе. Уже две недели не могу выздороветь до конца. Вроде лучше, а потом опять температура. Ну, знаете, эта маленькая, самая противная – 37,3–37,5. И что обидно, зимой-то, в самый пик, умудрилась не заразиться, хотя и массовые мероприятия были, и поездки в общественном транспорте.  А еще обиднее, что десятки раз слушала наших бедных врачей, у которых не просто оскомина на языке набилась: «При первых признаках заболевания останьтесь дома. Проявите сознательность. Не заражайте окружающих». Но это же больничный надо брать, и на работе – дел куча…

Вообще, конечно, у наших людей потрясающее отношение к собственному здоровью. В том же январе, когда вирус гриппа штамма А(H1N1) был самой обсуждаемой  темой, когда у людей нарастала истерия, а медиков обвиняли в якобы сокрытии количества летальных исходов, элементарные меры профилактики  соблюдали единицы. «Ограничьте посещение общественных мест», – твердили медики. А торговые центры были полны народу. Многие гуляли с детьми, в том числе совсем крошечными. И в это же самое время родители требовали закрыть школы и детские сады, чтоб дети не заражали друг друга. Масками в общественном транспорте, как то советовали доктора, пользовались единицы. Зато в них ходили по улицам – там, где маска  бесполезна в принципе.

По утверждению моего знакомого, который работает фельдшером скорой помощи, наш народ ненавидит поликлиники. Ничего удивительного в общем-то – не самое приятное место, отнимает много времени и нервов. Вместо этого одни предпочитают заниматься самолечением. По советам знакомых и интернета. А когда становится совсем плохо, вызывают «скорую». Где-то на восьмой день болезни, так и не обратившись к участковому врачу. Вызывают «скорую» и те, кто не склонен к самолечению. Причем вызывают при малейших признаках недомогания, и опять же минуя поликлинику. А зачем идти? Когда можно позвонить, приедут домой и все сделают.

На подстанции у того же моего знакомого есть несколько адресов, известных каждому сотруднику, – «постоянные клиенты». Вызывают иногда просто измерить давление. Зачастую говорят, что пациент при смерти, чтоб быстрее приехали: «Приезжаешь, а там то же давление или голова болит, или рука. И ведь не стесняются признаваться, что соврали». А в это время у кого-то инфаркт случился или инсульт. Но количество бригад на подстанциях в Ростове не увеличивалось уже лет двадцать. В отличие от количества жителей города.

И не объяснишь, что вы только что выпустили в воздух пять тысяч рублей бюджетных денег – именно столько стоит час работы «скорой». Вот если бы заплатили их из собственного кармана, глядишь, сознательности у народа бы прибавилось.

Только в Ростове есть минимум три фирмы службы платной скорой помощи. В основном они, конечно, занимаются транспортировкой пациентов. Но и по основному профилю – оказание медицинской помощи на месте – востребованы. И отношение тут совершенно иное  – потому что за вызов заплачены совершенно конкретные деньги – кровные, а не абстрактные, бюджетные.

Может, стоит ввести платные услуги и у нашей обычной скорой помощи? Пусть экстренные вызовы, скажем, к месту аварии или в случае инфаркта будут оплачиваться из бюджета. А для таких вот нелюбителей ходить в поликлинику ввести тариф. Хотите, чтоб вас осмотрел врач на дому и назначил лечение при простуде – пожалуйста, за отдельную плату. Глядишь, и на обновление парка автомобилей скорой помощи насобираем. А то «газели», закупленные когда-то по национальному проекту, уже износились. Может, еще и повысим сознательность отношения граждан к собственному здоровью...