На днях Госдума законодательно закрепила идею повышения пенсионного возраста для государственных и муниципальных служащих (соответствующий закон уже подписан президентом).

Начиная с 1 января 2017 года, чиновникам начнут постепенно увеличивать возраст выхода на пенсию, отодвигая каждый год  пенсионный рубеж на полгода. В конце концов, в результате плавного подъема возрастной пенсионной планки к 2032 году возраст выхода чиновников на пенсию достигнет 65 лет для мужчин и 63 лет для женщин. При этом госслужащим оставляется возможность выбора: либо выходить на пенсию «как все», либо продолжать работать,  получая прежние не самые маленькие зарплаты.

Народу принятый закон уже поспешили подать как шаг, направленный на укрощение чиновничества. Чтобы тому жизнь, значит, малиной не казалась. А с другой стороны –  как иллюстрацию высокой сознательности этого авангарда современного российского общества. Ставят, мол, на себе ответственный социальный эксперимент. Показывают, что ничего особо страшного в более позднем выходе на пенсию нет…

Однако если это и эксперимент, то вполне безопасный для его участников. Так, чиновникам теперь никто не станет докучать, ненавязчиво, но настойчиво намекая на уход из номенклатурной обоймы в 55–60 лет. Все прелести отставной жизни отодвигаются как минимум лет на восемь. Заметим: на восемь хорошо оплачиваемых лет… И будьте уверены, большинство госслужащих сумеют должным образом оценить это. 

Еще в советские времена охотников уходить на пенсию с государственной или военной службы было не так уж много. То же и сейчас. Продолжать работать чиновникам будет гораздо выгоднее ухода на «заслуженный отдых». Статистика утверждает: в прошлом году средняя пенсия у федеральных гражданских служащих в целом по стране составляла 15,6 тыс. рублей, а среднемесячная зарплата равнялась 33,5 тыс. При этом по стране средняя пенсия по старости достигла только 11,6 тыс. рублей при средней зарплате  в 33,9 тыс. 

И еще нюанс, чтобы окончательно понять, «кому на Руси жить хорошо». Для тех, кто трудится в государственных органах субъектов Федерации (их в прошлом году насчитывалось 207 тыс. человек против 505 тыс. служащих федеральных структур), пенсия –  еще менее привлекательная альтернатива. Ведь их средний заработок составлял в минувшем году уже 52,3 тыс. рублей в месяц. А если говорить о 40 тыс. чиновниках центрального аппарата министерств и ведомств, то для таких выход на пенсию сопоставим с финансовой катастрофой. Их средняя зарплата в 2015 году составляла 111,3 тыс. рублей, почти в 10 раз превышая средний размер пенсий федеральных госслужащих. Так скажите, кто добровольно станет терять такие поистине золотые цепи?

 Повышение пенсионного возраста влечет за собой увеличение с 60 до 65 лет предельного возраста состояния на госслужбе. А руководящим товарищам этот срок может быть продлен даже до 70 лет. Государство недвусмысленно дает понять, что заинтересовано в повышении пенсионного возраста чиновникам. Помимо очевидной экономии, это позволяет сохранить квалифицированные кадры. Их дефицит в последние годы увеличивается лавинообразно.

Стоит также помнить, что пенсионные нововведения для госслужащих – это пробный шар очередной пенсионной реформы, главным в которой станет уже не выборочное, а поголовное увеличение возраста выхода на пенсию. И если не завтра, то уж послезавтра перемены вполне могут затронуть интересы широких слоев. Если человек лет в 60 потеряет работу или здоровье, то в условиях пенсионных новаций реально останется без всяких средств к существованию. Ведь «золотых парашютов» и прочих финансовых благ, что оставляются нашему авангарду «на бедность», простому люду никогда не видать.