Сегодня мало кто вспоминает, а многие попросту не слышали в силу своего  возраста задорную пионерскую песенку о синих ночах, в былые годы  «взвивавшихся кострами» по всей великой стране. Ничтожно мало, по сравнению с прошлым, осталось и тех романтиков-туристов, для кого самодеятельные походы по отечественным просторам, палаточные городки, песни у костра становились лучшими страницами их биографий. Огромная эта армия путешественников  была не избалована изобильностью, довольствовалась самым скромным, но жила бодро и деятельно. И полезна была своей стране, поскольку поставляла ей  истинных патриотов, стойких, преданных, сильных, готовых к любым трудностям и испытаниям.

Государство же это ценило, заинтересованно заботилось и всесторонне  поддерживало массовый туризм,  что делало его доступным практически для каждого. Теперь с «самодеятельными» странствиями  дело обстоит иначе. О массовости такого вида туризма уже речь не идет, это вам не Куршавель или теплые импортные моря.  И о деятельной государственной поддержке остается лишь вспоминать. Настала пора других интересов и забот. Теперь, например, пребывание в отечественных лесах  грозит путешественникам весьма серьезными юридическими неприятностями. В частности, ночевка с песнями у костра может стать развлечением разве что для самых отчаянных экстремалов, кого не пугает перспектива попасть в… криминальную хронику. Оказаться же там ныне проще простого. Рослесхоз распространил среди органов управления лесами письмо, в котором уголовным преступлением объявлена рубка сухостоя, использование упавших деревьев, бурелома. Эти действия могут теперь рассматриваться правоохранительными органами как хищение. Замысел новационного нормативного акта был направлен, судя по всему, на повышение эффективности борьбы с «черными лесорубами», ежегодно вывозящими под видом заготовки дров древесину промышленных и ценных пород на вполне впечатляющую сумму в 60 миллиардов рублей. Но туристы-романтики  и просто местные жители тут при чем? Местным жителям, правда, полегче: они могут заранее получить разрешения на заготовку дров в территориальном лесхозе. Самодеятельным же путешественникам хуже. Стоит кому порубить на дрова, к примеру, лежащее на земле дерево, древесина которого еще может быть признана на что-то пригодной – изволь платить штраф до 80 тысяч рублей, не то можешь схлопотать исправительные работы или даже лишиться свободы на срок до двух лет. Тут все зависеть будет от размера нанесенного тобой ущерба и служебного усердия тех, кому доверено по службе его подсчитать. Усердие же, сомневаться особо не стоит, временами будет очень искренним, поскольку дает  подсчитывающему должностному лицу широчайшие возможности легко и быстро улучшить собственное материальное благосостояние. Так что туристу надлежит теперь на свой страх и риск сначала  определить, какое дерево можно рубить, а какое – неприкосновенно. Нюансов полно. Так, ствол поваленного ветром, поврежденного короедом и никому на вид не нужного дерева, по словам лесохозяйственного специалиста, выступавшего на телеканале «Россия», ни рубить, ни пилить нельзя. А вот обрубить его ветки для костра можно. Ствол же предварительно нужно купить у государства. Как же тут быть путешественнику-туристу? Сначала пройти, что абсолютно абсурдно, по своему предстоящему маршруту, отметить «приглянувшиеся» дровишки, получить на них экспертные заключения лесоспецов, внести полагающуюся плату и лишь потом иметь возможность спокойно «взвивать костры»? Или все-таки лучше просто отказаться сегодня от путешествий по ставшим опасными родным просторам, чтобы  не пострадать, оказавшись невзначай без вины виноватым? Тут уж, как ни крути, не до романтики!

– В первую очередь от нововведения пострадает сам лес, ведь сухостой, ветровал, бурелом подпадают под категорию той древесины, которую необходимо удалять в санитарных целях, – считает московский эколог Антон Хлынов.

Строгий запрет на рубку упавших деревьев, по мнению экспертов, вряд ли решит проблему «черных лесорубов», из-за которой все это и затевалось. Но ловить туристов, собравших для костра охапку дровишек, разумеется, гораздо проще, чем рубить на корню отменно отлаженную деятельность «черных лесорубов». И несравненно безопаснее.