Дон готовится к юбилею Александра Солженицына
Позвольте не присоединиться…

Пресс-служба донского губернатора сообщила: в 2018 году грядет столетие писателя Александра Солженицына, подготовка к юбилею уже началась. Создан оргкомитет и утвержден план праздничных мероприятий: книжные и фотовыставки, кинофестиваль, научно-практическая конференция…


На базе ЮФУ планируется создать музей и центр по изучению творчества Солженицына, а также открыть бюст автору «Архипелага ГУЛАГ». В общем, столетие писателя собираются отметить по полной программе.

От всей души признаюсь: я – чужой на этом празднике жизни. Лично для меня Александр Исаевич Солженицын давно не является ни моральным авторитетом, ни великим писателем. 

Но почему? – вправе спросить читатель. Ведь Солженицын открыл нам жуткую правду о сталинских лагерях в «Архипелаге ГУЛАГ», получил Нобелевскую премию «за нравственную силу, почерпнутую в традиции великой русской литературы»... Чего стоит одно только его знаменитое эссе «Жить не по лжи!»: «Пусть ложь все покрыла, всем владеет, но в самом малом упремся: пусть владеет не через меня!».

Многие приписывают Солженицыну со товарищи даже развал Советского Союза, этой «империи зла»! Ну, здесь поспорю. Я поступил в Ростовский университет за год до высылки «пророка». Судя по моему жизненному опыту, никакого влияния Солженицын на развал СССР не оказал: минимум 90 % граждан СССР его произведений не читали, поскольку творчество его было под запретом. Союз развалила партсовноменклатура. Но об этом – не сегодня и не здесь.

Долгое время и я, и многие из моих сокурсников искренне считали автора «Архипелага» заведомо честным, порядочным и принципиальным человеком, а все, что он написал, – чистой правдой. Исключительно потому, что его не печатали, выслали и устроили дикую травлю.

Со мною так продолжалось до тех пор, пока я сам не стал писателем и отдал почти четверть века изучению истории ГУЛАГа, уголовного и арестантского мира Советской России. За это время вышел целый ряд моих книг по теме, появилось более сотни статей, консультаций, комментариев. Самому не раз довелось встречаться с бывшими узниками ГУЛАГа. Сталинские лагеря мальчишкой прошел и мой отец. 

Но, повторюсь, «осознанье и просветленье» пришло далеко не сразу. Когда в 1994 году Солженицын приезжал в Ростов, мы с коллегами-журналистами беседовали с ним как с несомненным гигантом мысли и отцом русской демократии (хотя, по сути, его видение России, скорее, имперское).

Разочарование началось как раз с внимательного чтения «Архипелага». Ах, лучше бы Александру Исаевичу не возвращаться и не печататься.... Ибо чем дальше, тем больше открывается архивов, публикуются мемуары узников ГУЛАГа, статистика, серьезные исследования, которые низводят значительную часть знаменитой солженицынской трилогии о сталинских лагерях до уровня диких вымыслов, сплетен, откровенной лжи и подтасовок. Конечно, когда Солженицын писал свой труд, множество документов и мемуаров было ему недоступно. И это могло бы служить оправданием некоторых ошибок и неточностей. Но вот между ошибками и заведомой ложью – дистанции огромного размера.

Увы, сегодня для меня очевидно: «Архипелаг» и некоторые другие книги Солженицына написаны расчетливым дельцом. Это не мои слова. Так писал в своих дневниках действительно великий писатель, колымский лагерник Варлам Шаламов: «Деятельность Солженицына – это деятельность дельца, направленная узко на личные успехи со всеми провокационными аксессуарами... Ни одна сука из «прогрессивного человечества» к моему архиву не должна подходить. Запрещаю писателю Солженицыну и всем, имеющим с ним одни мысли, знакомиться с моим архивом... Солженицын лагеря не знает и не понимает».

Многие узники ГУЛАГа солидарны с Шаламовым. Юрий Домбровский, отзываясь о повести «Один день Ивана Денисовича», писал, что в ней положительные персонажи – «гнуснейшие лагерные суки... Уж одна расстановка сил, света и теней говорит о том, кем автор был в лагере...».


Пророк в России больше, чем стукач?

Последняя фраза особо показательна. Чем дальше, тем больше тех, кто активно не приемлет творчество Солженицына. Все прочнее за нобелевским лауреатом закрепляется «слава» лагерного «стукача». Собственно, сам писатель открыто признается в главе 12 тома 2 «Архипелага ГУЛАГ»: да, я дал подписку сотрудничать с оперчастью и доносить на своих товарищей! Даже кличку выбрал – «Ветров». Но – не сдал ни одного зэка, а вовремя «свалил» на шарашку (по случаю, наряд на «ученых» подошел)! А «шарашки» находились не в ведении ГУЛАГа, а относились к МВД СССР. Солженицын откровенно пишет: «В тот год я, вероятно, не сумел бы остановиться на этом рубеже... А тут меня по спецнаряду министерства выдернули на шарашку. Так и обошлось».

Увы, байка о «хитром зэке» и «тупых операх» не прошла. К моменту выхода «Архипелага» были живы многие узники ГУЛАГа. Среди них один из близких друзей Солженицына – ярый антисоветчик, бывший власовец Леонид Самутин. Он напишет в книге «Не сотвори кумира»: «Мы, обломанные лагерями старые «зэки», твердо знаем: такое было невозможно! Hельзя поверить, чтобы, дав подписку «стучать», от опера можно было так легко отделаться. Да еще как отделаться? Переводом на привилегированное положение в особый, да еще и сверхсекретный лагерь! Кому он это рассказывает?» Вторит Самутину и старый лагерник, видный меньшевик М. Якубович, называя байку Солженицына «нелепицей».

Сами оперативники опровергают этот рассказ просто: в какую бы структуру не был переведен заключенный, за ним обязательно следует его личное дело, к которому подколота и подписка о сотрудничестве. Иначе быть не может. К тому же в 1950-м Солженицына возвращают в ГУЛАГ. И что, подписка растворилась в воздусях?!

Но для чего же писатель разоблачил сам себя? Может, и впрямь нет за ним никакой вины... Ежели он кого-то выдал, почему КГБ не воспользовался этим и не опорочил его сразу после выхода «Архипелага ГУЛАГ»?

Вообще-то воспользовался. После высылки писателя вышла книга Томаса Ржезача «Спираль измены Солженицына», где приведена фотокопия доноса «Ветрова» о подготовке восстания в особлаге. Его, правда, сам «Ветров» назвал подделкой. Вполне возможно. Но что интересно: тираж книги – всего три тысячи экземпляров, причем большинство из них КГБ выкупил... для внутреннего пользования! Хотя обычно такие пропагандистские агитки выходили минимум 100-тысячными экземплярами. Это, скорее, можно считать предупреждением, легким намеком. 

А может, и более того? Не зря же после возвращения писателя на родину появились сообщения о том, что «чекисты» уничтожили все архивы по Солженицыну. С чего вдруг? Не ведаю. Знаю только, что есть четкое правило в спецслужбах любой страны: компромат на «негласных агентов» не публикуется ни при каких обстоятельствах. Иначе вербовать их будет крайне сложно. Правило это нарушили только некоторые страны восточного блока в период «декоммунизации». И то выборочно. Некоторые тайные осведомители из бывших коммунистов-стукачей до сих пор занимают ответственные посты.


Лагерный «стилист»

Но мало ли кого лагерники считают негодяем и стукачом... Архивы уничтожены – человек чист.

Любезный друг читатель! Меня мало волнует, был Александр Исаевич доносчиком в лагерях или нет. Достаточно того, что он после ареста в феврале 1945-го (за переписку со своим другом Николаем Виткевичем, где в неприглядном свете представал Сталин) откровенно «вломил» кучу знакомых и близких. Виткевич вспоминал, как ему дали прочесть показания «друга Сани»: «Смысл сводился к тому, что Виткевич, Симонян (их третий школьный друг. – А.С.), Решетовская (жена Солженицына. – А.С.) по сговору с каким-то Власовым (случайный попутчик в поезде. – А.С.) сколотили преступную группу, которая давно и регулярно занимается клеветой на руководителей партии и правительства». Заметьте: Солженицына никто пальцем не тронул! Само перло. Позднее, в интервью 1992 года, нобелевский лауреат даже выразил сожаление, что следствие провели халатно: мол, по его показаниям «можно было... еще 5 человек посадить... Hу а следователю лень читать, дураку».

Суть не в доносах. Человек мог пасть, но потом поднялся и написал замечательный обличительный роман! И за это ему надо аплодировать. Но и тут – крах. Единственное достоинство «Архипелага»: страницы, где пересказаны воспоминания заключенных, прошедших страшные сталинские лагеря, – Олега Волкова, Евгении Гинзбург, Дмитрия Лихачева и других. Но многие из этих мемуаров давно опубликованы. А в романе остались откровенные благоглупости, невежество в области истории российской тюрьмы и каторги, прямая ложь и страницы, способные внушить отвращение. 

Пересказывать их – дело неблагодарное. Откройте и почитайте. И дело не только в романе. В интервью испанскому телевидению 1976 года «неполживец», ссылаясь на «косвенные данные», заявляет, что с 1917 по 1959 годы советский режим голодом, коллективизацией, лагерями уничтожил... 66 миллионов человек! Во Второй мировой войне из-за «неряшливого ее ведения» погибло еще 44 миллиона человек. Итого – 110 миллионов. Откуда статистика? «Косвенные данные», я же писал…

И таких примеров – бездна. В «Архипелаге» Солженицын договаривается до того, что Сталинградскую битву выиграли «штрафные подразделения». В битве действительно номинально участвовали 3 штрафбата (по 800 бойцов) и 30 штрафрот (по 200 бойцов). То есть число штрафников было ничтожным. К тому же после битвы маршал Жуков сообщал, что «на формирование и комплектование штрафных рот уходило по несколько месяцев, в течение которых штрафники отсиживались в тылу, в боях не участвовали».

Даже супруга Солженицына вынуждена была сократить школьную версию «Архипелага ГУЛАГ»... в четыре раза! Но всю ересь не вымараешь. И это «произведение» включено в обязательную школьную программу! Кого же мы вырастим из наших детей на такой «литературе»? Страшно подумать...