На днях в Москве, в Морозовской детской городской клинической больнице, состоялась встреча председателя правительства Дмитрия Медведева с медицинскими работниками.  На ней поднимались многие актуальные вопросы здравоохранения.

В частности, было замечено, что по данным министерства здравоохранения России, количество автомобилей «скорой помощи» в регионах составляет порядка 22,5 тыс. единиц. Но вместе с тем половина из них, точнее 48%, имеет срок эксплуатации более пяти лет.

В ходе встречи Медведев рассказал о принятом в правительстве решении о выделении дополнительного финансирования на обеспечение медицинских учреждений страны машинами «скорой помощи». В регионы автомобили начнут поступать с 15 августа. По его словам, планируется направить около 1 100 автомобилей «скорой помощи» и около 100 реанимационных автомобилей.

– Это будет счастье, если мы сможем обновить парк автомобилей «скорой помощи», – заметила главный врач Центральной городской больницы Батайска Наталья Пивненко, услышав новость по телевидению.

И действительно, проблемы в городе есть. Из 12 машин «скорой» на линии в лучшем случае 10-11 машин, кто-то обязательно в ремонте, поскольку многие машины выпуска 2006 года.  

Хорошо еще, что в Батайске укладываются в новые правила, которые вступили в силу с 1 июля – в экстренных случаях «скорая помощь» должна приезжать к пострадавшим не более чем за 20 минут.

Новый порядок уточняет, что этот срок должен быть соблюден именно в экстренных случаях, в частности, если поводом для вызова становятся травмы, нарушения сознания или дыхания, кровотечения, роды, а также в случае инфарктов, инсультов и ДТП. 

Характер вызова будут определять специалисты диспетчерской службы СМП.

В Минздраве признали, что существовавший ранее «Порядок оказания скорой, в том числе скорой специализированной, медицинской помощи» не был удачным. По мнению представителей медицинского сообщества, он требовал серьезных доработок и, как утверждали эксперты Национальной медицинской палаты, ставил под угрозу саму суть работы «скорой» и здоровье пациентов.

В новом документе изменены правила комплектования бригад. Так, например, исчезает такое понятие, как санитар-водитель и фельдшер-водитель. Впрочем, как отмечают специалисты, сами представители этих профессий исчезли ещё раньше. Водители же «скорой помощи» по документу обязаны подчиняться врачу и выполнять его распоряжения, а также знать тот населённый пункт, в котором работают.

– Мы сейчас доплачиваем водителям 0,25% «санитарские ставки», – замечает Наталья Михайловна. – Водители помогают фельдшерам принести носилки, погрузить больного, оказать первую помощь (они как раз сейчас проходят это обучение).

  По новому документу быстрая доставка бригады становится действительно крайне важным пунктом. Но если в Батайске это еще осуществимо, то по Ростову – затруднительно, учитывая возникающие пробки.

И еще есть одна проблема – водителей машин «скорой помощи» и МЧС часто наказывают по данным камер фиксации нарушений на дорогах. (Об этом не раз писала наше газета. В 2015 году вышли два материала Людмилы Кравченко: «Спас человека? Получи штраф!» (11 марта), «Абсурд: если водитель «скорой» выполнит свой долг, он будет наказан» (16 декабря). Общественная палата России предлагает оградить эти категории граждан от штрафов ГИБДД.

«Сейчас человек должен платить из своего кармана за то, что превысил скорость, чтобы спасти чью-то жизнь. Если ты не будешь каждый раз опротестовывать штрафы и доказывать, что ты ни при чем, то просто останешься без зарплаты», — замечает первый заместитель председателя комиссии по безопасности Общественной палаты Дмитрий Чугунов.

Он предлагает внести номера машин МЧС и «скорой помощи» в базу данных ГИБДД, таким образом, оградив их от уплаты штрафов за превышение скорости, а также за нарушения правил парковки. Сейчас же руководству оперативных служб приходится штрафы аннулировать или удерживать из зарплаты водителей.

Новые правила работы «скорой помощи» вступили в жизнь. Помогут ли они улучшить жизнь пациентов – покажет время.