Пока однозначный ответ на этот вопрос не найден

Вот так возникает великий народ...

В последние годы слово «патриотизм» в среде российской оппозиции становится матерным. Любой «правозащитник» любит ввернуть броскую фразу: «Патриотизм – последнее прибежище негодяя». Хотя ее автор, англичанин Сэмюэл Джонсон имел в виду британцев, которые в суде, чтобы спастись от виселицы и тюрьмы, ссылались на «патриотический» акт, что позволяло заменить уголовное наказание высылкой в британские колонии. То есть речь шла о ложном патриотизме.

Позднее, однако, Лев Толстой включил афоризм в сборник «Круг чтения» и пояснил: «Патриотизм... есть не что иное для правителей, как орудие для достижения властолюбивых и корыстных целей, а для управляемых – отречение от человеческого достоинства, разума, совести и рабское подчинение...». Фактически речь – тоже о лжепатриотизме, но каков контекст!

Именно искаженное толстовское представление ныне навязывает публике «оппозиция путинскому режиму». В числе таких «оппозиционных интеллигентов» – и родственница классика Татьяна Толстая. Она заявила в эссе «Русский мир»: «Если бы мне пообещали, что я всю жизнь буду жить только в России и общаться только с русскими, я бы, наверное, повесилась... Россия – это большой сумасшедший дом, где на двери висит большой амбарный замок...». Русские – лидеры по вранью, воровству и обману, их патриотизм пахнет фашизмом, а его цель – «заткнуть все щели, дыры и поры, все форточки, из которых сквозит веселым ветром чужих культур».

И омерзительно, и лживо. Даже в период борьбы с «безродным космополитизмом» граждане СССР не были отрезаны от общемировой культуры и искусства. Для справки: издательство «Всемирная литература» и серия «Литпамятники» рождены именно в «мрачную эпоху» большевизма и сталинизма. Но сейчас-то о каких «затычках» речь?! Окститесь...

Впрочем, не стану перечислять «страдальцев» за антирусскую идею. Особенно их бесит идея евразийства – особого типа цивилизации, к которой относится и Россия. Отечественным оппозиционерам более близко представление о том, что Россия – это убогая окраина Запада, которую надо «перевоспитать» на европейский манер.

Над представлениями наших «прогрессистов» когда-то поглумился в своем стихотворении прекрасный поэт Борис Заходер:

Женилась Орясина на Образине.

Пошли и детишки: Раззява, Разиня,

Оболтус, Балбес, Обалдуй, Обормот.

Вот так возникает великий народ...

Такой подход – не открытие. Еще «Малая советская энциклопедия» 1930 – 1932 годов поносит исторических деятелей России с точки зрения «классовой теории». Александр Невский «подавлял волнения русского населения, протестовавшего против тяжелой дани татарам», за что после смерти был назван «святым». Ополчение «мясника» Минина и князя Пожарского «покончило с крестьянской революцией», а Петр I отличался «крайней психической неуравновешенностью, жестокостью, запойным пьянством и безудержным развратом». И так далее. Вскоре, накануне Великой Отечественной, хватились: стали восхвалять в фильмах и книгах «проклятых угнетателей». Близилась война, надо было сплотить народ.

Но что-то мне подсказывает: нынешние – не опомнятся.

 Так что же помнит вся Россия про день Бородина?

Теперь поговорим об «ура-патриотизме». На Третьем Всероссийском съезде учителей истории и естествознания (апрель 2016) меня насторожило выступление питерского преподавателя Олега Федорова по поводу сомнительных событий и их трактовок в школьных учебниках: «Даже если этих сюжетов не существовало..., это не повод от них отказываться в угоду академической науке».

Вдохновил же фильм «Александр Невский» (1938) советское общество на борьбу с Германией, хотя историки оценили картину как «развесистую клюкву». А несколько лет назад в конкурсе «Имя России» Александр Невский даже занял первую строку! К тому же он причислен к лику святых.

Убейте меня веником, но с этим я никогда не соглашусь! Тут мне ближе «Малая советская энциклопедия» 30-х годов. Сражаясь с «псами-рыцарями», Александр Ярославич защищал вовсе не «Русскую землю», а исключительно Новгород в качестве «нанятого» князя! Кстати, после Невской битвы новгородцы изгнали Александра, а потом попросили вернуться. Воротясь, князь повесил «многия крамольники». И в дальнейшем с русскими людьми не церемонился: многих убивал, «овому носа урезаша, а иному очи выимаша». Хотя ныне православные «патриоты» рисуют князя как образец милосердия; «ни разу не поднял меча на своих русских собратьев».

Именно Александр Ярославич с папашей положили начало «монголо-татарскому игу». Ярослав еще в 1239 году (через два года после вторжения монголов на Русь) понесся с небывалыми дарами к наместнику в Булгарию (ныне Татарстан), где «очень даже удивились такой прыти». Еще не взят Киев, нет намека на ордынские «ярлыки» и дань... Именно о таких писал Николай Карамзин: «Наши государи добровольно отреклись от прав народа независимого и склонили шею под хомут варвара».

Полузнанием обывателя и мифами пользуются многие нечистоплотные деятели. Сегодня под вопросом уже Отечественная война 1812 года. Недавно на телеканале «Дождь» «историк» Евгений Понасенков пытался доказать, что войну 1812 года Россия... проиграла! Улепетывали до Москвы, столицу сожгли, прятались по кушерям, пока французы не бежали от холодов! Правда, это победы Франции не доказывает: бежали и потеряли более 580 тысяч солдат! А русские потеряли не меньше, заявляет «историк». К тому же получили разруху в стране.

И таких «счетоводов» немало. Они только за 1812 год насчитывают русские потери от 300 до 600 тысяч человек. Но каким образом сей «факт» доказывает поражение России?! В случае с Францией считают армейские потери, с Россией – в том числе мирные. По подсчетам серьезных историков, Россия потеряла в войне от 210 до 250 тысяч человек. Но дело даже не в цифрах. Если в войне 1941-45 годов СССР потерял более 27 миллионов человек, разве из этого следует, что наша страна проиграла?

Вернемся к первой Отечественной: каким же образом полностью уничтоженная русская армия в 1814 году... вошла в Париж?! А может, больше веры все же юноше Пушкину, который, встречая в 1815 году наших воинов, вернувшихся из Европы, писал: «Время незабвенное! Время славы и восторга! Как сильно билось русское сердце при слове отечество!».

Другой миф: России помог «генерал Мороз». Но в 1812-м холода наступили позже обычного! В середине ноября температура от -3 до -8 градусов, а в конце, 26-29 ноября даже наступила оттепель! Мороз застиг французов в Смоленске. К тому времени все уже было решено...

Наконец, миф о «беспорядочном отступлении» русских войск. Задумайтесь: почему Наполеон пошел не на Санкт-Петербург, а на Париж? Но поначалу именно так и планировалось! Накануне русской кампании Наполеон заявлял: «Я открою кампанию переходом через Неман. Закончу ее в Смоленске и Минске. Там я остановлюсь». Бонапарт в начале войны бросил два отдельных корпуса на Петербург. Но превосходящие силы французов были разбиты и отброшены корпусом Витгенштейна. И Наполеон решил завоевать всю Россию до Москвы, а потом склонить императора Александра I к миру.

Длительное отступление русских было спланировано еще в 1809 году немцем Людвигом фон Вольцогеном. Не зря император Александр в 1811 году предупреждал французского посла Армана Коленкура, что Наполеон может побить русские войска: «Но это еще не даст ему мира. … За нас – необъятное пространство, и мы сохраним хорошо организованную армию». Французский император совершил глупость. Русские втянули его в западню и порвали в клочья.

Почему я так подробно остановился на этих двух исторических сюжетах? На самом деле их сотни. И, по-моему, в школе надо выстраивать программу так, чтобы ученики получали ясное представление о важных событиях истории, а не устоявшиеся примитивные байки. Иначе позже многие придут к выводу, что в школе им лгали, на самом деле «все не так, ребята»... А от неверия школе до неверия государству – один шаг. И как же мы собираемся в такой ситуации растить патриотов?

 Больше историй – хороших и разных?

Понять эту простую истину надо именно сейчас. Не надо кормить школьников сказками и мифами. Следует признавать не только победы, но и ошибки. Это касается не только двух Отечественных войн, которые нынешние «оппозиционеры» поливают грязью, обеляя предателей вроде Власова и Краснова, а русских и советских солдат представляя как людоедов, насильников и садистов.

Есть менее очевидная опасность. Я имею в виду так называемые «краеведческие» учебники для школьников. В качестве иллюстрации приведу Северный Кавказ: об этой теме я уже писал не однажды.

Еще в 2010 году забил тревогу полпред президента в СКФО Александр Хлопонин: «Доходит до того, что в учебниках 5-го класса в одной республике говорится одно, в другой республике – другое, а в третьей вообще о геноциде народа со стороны русских. Давайте все-таки мы придем к единому целому».

Конечно, исторические мифы вбиваются в головы кавказских школьников, чтобы воспитать гордость за свой народ. Но надо же и честь знать. А пока между десятками кавказских этносов происходит «историческая борьба», способная свести с ума и школьников, и педагогов.

Осетины считают себя потомками аланов «с арийским наследием» и скифов, которых изображают великими культуртрегерами многих государств, европейских в том числе. Скифское наследие подхватили в Средние века тюркские империи, а далее – Россия. Отсюда огромные заслуги осетин перед Россией, которой следует это уважать.

Соседние народы тоже хотят выглядеть не хуже. Адыгейцы, кабардинцы и черкесы (общее самоназвание – адыги) связывают себя с хеттским государством, где царили демократия, свобода и гуманизм. Адыгея приняла в качестве своего герба «хаттско-хеттский штандарт», а герб Кабардино-Балкарии украсился хеттским одноглавым орлом.

В Нальчике выходит школьный учебник, из которого выясняется: именно тюрки, предки кабардинцев и балкарцев, пришедшие на Кавказ, в IV тысячелетии до нашей эры создали шумерскую, скифскую и аланскую цивилизации! То есть аланы – уже не осетины, а кабардинцы.

А в ингушских учебниках аланы изображаются предками именно ингушей. Оскорбленные осетины представляют ингушей как агрессивных варваров...

О Кавказской войне и говорить страшно. Многие серьезные ученые считают, что ни в школьных, ни в вузовских учебниках нет объективности в освещении этой проблемы. До сих пор бытует мнение, что Северный Кавказ «добровольно присоединился к России». Но ведь это не так! Даже БСЭ 1973 года глухо признает: «Присоединение Северо-Западного Кавказа было проведено насильств. военно-феод. методами, свойственными колониальной политике», а царское правительство «отбирало у горцев плодородные земли и передавало их казакам и рус. переселенцам, осуществляя массовое выселение горских народов».

Пора понять: чтобы воспитывать патриотов в многонациональном государстве, надо признавать и горькую правду. Умолчанием мы лишь подпитываем национализм, шовинизм, сепаратизм. Вот тогда патриотизм точно превратится в последнее прибежище негодяев, которые за пафосными лозунгами будут скрывать собственную низость и мерзость.