На прошлой неделе тема детства и материнства была как-то особенно востребована нашими законодателями и общественными деятелями. По ней прошлись дважды. 
Сначала патриарх Кирилл подписал петицию о запрете абортов в России. Обращение подготовили члены Общероссийского общественного движения «За жизнь» и движения «Православные добровольцы». Оно направлено на «прекращение существующей в нашей стране практики легального убийства детей до рождения».


Ничего принципиально нового в обращении не утверждается. Все то же: нерожденный ребенок – человек, нельзя отнимать его конституционное право на жизнь.

В числе требований подписантов: запрет хирургических и медикаментозных прерываний беременности; запрет противозачаточных средств с абортивным действием; запрет вспомогательных репродуктивных технологий, неотъемлемой составляющей которых является унижение человеческого достоинства и убийство детей, находящихся на начальных этапах эмбрионального развития; оказание из федерального бюджета материальной помощи беременным женщинам и семьям с детьми на уровне не менее прожиточного минимума.

Новый уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова инициативу поддержала, также выступив за запрет абортов. Уточнив при этом, что вопрос «требует системного подхода».

Позже, правда, представители РПЦ несколько скорректировали свою позицию. Уточнив, что речь в обращении идет не о запрете, а о выводе абортов из системы ОМС.

И тут, в продолжение темы, ну как специально подгадали, подоспела сенатор Елена Мизулина. Буквально на следующий день после появления информации о подписи патриарха под обращением о запрете абортов пришло сообщение, что правительство РФ поддержало законопроект госпожи Мизулиной о запрете бэби-боксов.

Любопытно, что несколько лет назад она же выступала за создание в России устройств для анонимного оставления детей. Теперь сенатор предлагает их ликвидировать, а за их установку ввести штраф для юридического лица в размере от 1 до 5 млн. рублей или приостановления деятельности на срок до 90 суток.

Сегодня бэби-боксы установлены при медучреждениях и религиозных организациях в Московской, Владимирской и Калининградской областях, а также в Краснодарском и Камчатском краях. Когда в них оставляют ребенка, персонал получает соответствующий сигнал и может оперативно забрать младенца из устройства. Оказать ему при необходимости медицинскую помощь. То есть у ребенка появляется шанс выжить.

По данным координатора благотворительного фонда «Колыбель надежды», курирующего создание бэби-боксов, Екатерины Набатовой, за последний год в спецячейках оставили 52 ребенка, 8 из них впоследствии возвратились в биологические семьи. 

Так чем же вдруг не угодили бэби-боксы сенатору Мизулиной? Оказалось, они нарушают сразу несколько пунктов Конвенции о правах ребенка. В частности право на жизнь, право знать своих родителей и не разлучаться с ними, право на защиту его интересов и здоровья. В пояснительной записке к документу говорится о том, что государство не должно поощрять отказы от новорожденных. Также авторам проекта видится, что практика анонимного оставления детей значительно повышает риски торговли детьми и иных противозаконных деяний.

Если с правом на идентичность – знать своих родителей и не разлучаться с ними, действительно есть некоторые проблемы, то в чем бэби-боксы ущемляют право на жизнь и защиту интересов, хоть убейте не пойму. Лучше будет, если оставят под мостом?

Случаи, от которых волосы встают дыбом, регулярно встречаю в сводках: отнесла на мусорку, оставила под мостом, утопила в выгребной яме. Скажете, что это единично и дико? Да! Тысячу раз «да». Такое совершают в основном асоциальные элементы, которые никогда в жизни в принципе не дойдут до врача и цивилизованного аборта, не поедут из отдаленного района в областной центр, чтобы оставить ребенка в специальном боксе. Но если одни запретят, а вторые ликвидируют, мы получим увеличение этой статистики в разы, а еще переполненные детские дома.

И правы те общественные деятели, которые выступили против обоих инициатив. Которые считают, что охранять детство и материнство надо не карательными и запретительными мерами, а в первую очередь помощью. Достойной и достаточной социальной помощью. А у нас даже чтобы пособие на ребенка получить, 300 рублей, надо доказать, что ты малоимущий, но при этом имеешь доход. И каждый год приносить справки по новой. Вдруг случайно разбогател.