Анонсированный еще в минувшую пятницу допрос киевским судом бывшего президента Украины Виктора Януковича все-таки состоялся в понедельник.

Как и было обусловлено, экс-президент отвечал на вопросы по видеосвязи, находясь в помещении Ростовского областного суда. Допрос продолжался более шести часов. В. Янукович был привлечен в качестве свидетеля к судебному процессу по делу пятерых бывших бойцов подразделения «Беркут». Последних обвиняют в убийстве демонстрантов на киевском Майдане Независимости в феврале 2014 года.

Однако об этих пятерых подсудимых быстро забыли, когда в зале Святошинского райсуда Киева появился генеральный прокурор Украины Юрий Луценко. Свои соображения украинский генпрокурор изложил в заявлении, довольно экзотически квалифицированном им как «подозрения в госизмене». Попутно под подобное же прокурорское «подозрение» подпал и бывший премьер-министр Украины Николай Азаров.

Можно, конечно, спорить по поводу юридической чистоты подобной формы. Однако ни Янукович, ни его адвокат Виктор Сердюк в казуистические дискуссии втягиваться не стали, а предпочли отвечать на вопросы Луценко, адвокатов «беркутовцев» и представителей интересов потерпевших – родственников тех, кто погиб в феврале 2014 года на Майдане. Экс-президент Украины опроверг утверждение генпрокурора о том, что отдавал приказ разогнать протестующих в центре Киева, вновь заявив, что всегда выступал против кровопролития.

Вообще надо отметить, что хоть и выглядел бывший украинский президент постаревшим и усталым, держался он вполне бодро, и по мнению собравшихся в пресс-центре Ростовского облсуда журналистов, в конечном итоге сумел переиграть обвинителей во главе с генпрокурором Украины. Что, в принципе, неудивительно, если учесть, что Ю. Луценко дело с судом и прокуратурой имел лишь в качестве подсудимого, будучи в пору президентства Януковича обвиненным в крупной растрате государственных средств. Да еще подвизаясь в правоохранителях в качестве министра внутренних дел во времена правления президента Ющенко.

Тем не менее чего-то нового, такого, чего бы мы не знали или о чем не догадывались, ни в Ростове, ни в зале Святошинского райсуда не прозвучало. Вместо определения роли и степени вины «беркутовцев» в киевских событиях начала 2014 года сторона обвинения предпочла сосредоточиться на действиях экс-президента и его окружения: с кем общался, кому звонил, какие бумаги подписывал… Три папки, с которыми Янукович, как и в минувшую пятницу, прибыл на допрос, пролежали перед ним на столе все шесть часов. Позже, по окончании судебной процедуры, отвечая на вопросы журналистов на пресс-конференции, бывший украинский президент объяснил:

– Я частично пытался зачитать их содержимое. Суд, поступив согласно закону, дал мне возможность лишь приоткрыть содержащуюся там информацию... Но если только эти материалы будут приложены к делу, они перевернут всю картину…

Случится это или нет, сказать сегодня никто не берется. Высшие власти на соседней Украине известны своей непредсказуемостью и готовностью нарушать все правила и даже криминальные «понятия» там, где возникает угроза их интересам. Но при всем при том очевидно, что все сказанное в ходе допроса бывшего украинского президента, будучи занесенным в протокол, не может не обернуться против них. Это в Киеве сознавали – оттого и попытались сначала сорвать допрос, намеченный на 25 ноября, а уже в понедельник, сменив тактику, попробовали утопить суть дела в политическом блохоискательстве. Похоже, это у Луценко сотоварищи не получилось.

Разумеется, и Януковича нельзя назвать триумфатором – слишком уж тяжел груз роковых ошибок и фактов беззакония, буквально разрушивший его репутацию. Но не станем сегодня навешивать ярлыки на этого человека, который совсем не выглядит счастливым и благополучным и которому явно уже воздается по делам и заслугам. И отнюдь не людьми…

– Речь идет не обо мне лично. Мне сейчас тяжело и больно. Речь о том, что же будет со страной дальше…

Вот бы над этими словами бывшего украинского лидера задуматься тем, кто, совершив переворот, обрек его на изгнание. В конце концов, высший суд не обойдет и их.