На железной дороге грянули нововведения. Теперь с маршрутов электропоездов удаляют названия населенных пунктов.
Чтобы понятнее, это будет происходить так. Была, скажем, на маршруте электрички «Ростов – Лихая» испокон веку остановка «Платформа Малое Мишкино». А теперь не будет: электрички станут тормозить на остановочной площадке под названием «1178-й километр». Вместо Красного Сулина теперь будет ОП «1101-й километр», вместо Недвиговки, что значилась на маршруте таганрогской электрички, – «1314-й километр». И так далее – список «оцифрованных» платформ внушителен, и его стараниями Дирекции пассажирских обустройств Северо-Кавказской пригородной пассажирской компании (СКППК) со всеми изменениями заблаговременно вывесили на вокзалах у пригородных билетных касс. Проявили железнодорожники заботу: чтобы, значит, люди не суетились и могли с чувством, с толком и с расстановкой изучить и оценить нововведение, которое постепенно начало действовать уже с начала этого месяца.


Из информации, вывешенной на сайте СКППК, явствует, что изменения касаются практически всех основных маршрутов пригородных электропоездов, курсирующих по территории Ростовской области, а также тех, что связывают Дон с соседними регионами. Все без исключения названия пассажирских платформ, ранее привязанные к ближайшему населенному пункту, отныне становятся километрами, отмеряемыми, согласно железнодорожным канонам, от Московского Кремля. 

В СКППК нерушимо уверены, что пассажирам подобное переименование остановочных платформ никаких неудобств не доставит. А глядишь – еще и благодарить будут. Ведь теперь каждый точно может знать, на каком расстоянии от центра российской столицы находится нужная ему остановка. А что ценится дороже такого знания?

Зачем связалась железная дорога с таким масштабным переименованием, которое кроме головной боли еще предполагает и достаточно солидные материальные затраты, можно только гадать. Объяснений от железнодорожников до сих пор не последовало. Так что можно предположить, что тут присутствуют некие недоступные простым смертным соображения из сферы высоких технологий. Нельзя, однако, исключать и заурядной имитации бурной деятельности. Благо примеров последней наша новая реальность знает предостаточно. Одни игры с передвижкой и слиянием часовых поясов чего стоили. И совсем не исключено, что нынешний железнодорожный аттракцион ждет та же участь. Повисят на остановках в качестве новых названий цифирьки – да и сменят их потом, «идя навстречу пожеланиям трудящихся», на привычные и такие уютные Малое Мишкино, Большой Лог, Недвиговку и пр. «Все для блага человека, все во имя человека»... 

Знать бы еще имя этого человека. Потому что все без исключения пассажиры электричек победно шествующее ныне по области новшество оценивают в выражениях, близких к непарламентским. 

– Житель Недвиговки, может, и выучит, что остановка называется «какой-то там километр». А как быть гостям? Как узнать, куда брать билет и где выходить? Что за маразм?..

– А мы еще о развитии регионального туризма рассуждаем. И тут же уничтожаем исконно донские названия. Хороший вклад в развитие, нечего сказать…

– СКЖД так, наверное, удобней. Они там, наверное, считают, что им должны спасибо сказать, что вообще не отменили эти остановки…

– Нужно отменить фамилии у топ-менеджеров естественных монополий. Так и представлять их: ТМ РЖД-1 (это президент РЖД), СКЖД-1, -2 и т.д. и т.п. На фига нам их фамилии?..

– Какая польза от нововведения??? Ведь очевидно, что неудобно…

– В названиях станций были красота, экзотика, история, культура нашего края. Все одним махом уничтожить решили! А спросить тех, кто будет этими цифрами убогими пользоваться, как всегда, забыли…

– Глупости, одна краше другой... Надо и в городах перевести название остановок общественного транспорта на цифру. Буденновский – 99-й км, Ворошиловский – 99-й км 825-й метр. Оцифруем…

– Преобразования ради преобразований, или имитация бурной деятельности. Пользы от этого никто не высчитал, а вот расходы реальные. Сейчас переименуем, потом опять переименуем, а денежки все кап да кап…

Думается, с «гласом народа» все ясно. Он и в данном случае оказывается «гласом божьим». Люди хотят, чтобы окружали их с детства запавшие в душу и ласкающие слух названия родных мест, а не безликие щелкающие цифры, способные разве что о пустыне напомнить. А ведь наши электрички отнюдь не через пустыни едут, а по родному краю с его цветущими дачными местами. По той земле, где испокон веку бьет ключом жизнь. Ну, как можно «оцифровать» эту жизнь, эту землю? Да и какое будет отношение к таким «оцифрованным», а точнее, обезличенным, потерявшим свою самобытность поселкам? Когда забудутся старые названия, и останется одна лишь бесчувственная цифра…

Вот о чем бы подумать власть предержащим, если железнодорожные начальники додуматься до такой простой мысли не могут.