Видит бог: совсем не хотелось больше писать про Украину. Но вот приходится. Новое драматическое обострение гражданской войны у соседей пробуждает жалость и к тем, на кого сыплются снаряды в донецких кварталах, и к тем, кто эти кварталы обстреливает в припадке шовинистического затмения.

Не жаль лишь тех, кто помутил рассудок нации. Старательно и не без выгоды для себя. И кто сегодня, стремясь удержаться на плаву в меняющейся не в их пользу мировой ситуации, пытается остановить время. И даже повернуть его вспять.

Если честно, то в какой-то степени им это удается. Украина и ее народ брошены в настоящее средневековье. Всё это бряцанье железом, факельные шествия, безудержные самовосхваления – они, казалось бы, навсегда затерялись во тьме веков. Но вот – на тебе! – выплывают оттуда и, оказывается, имеют спрос в народе. Тот, как ему и положено, безмолвствует, желая в который уж раз быть одурманенным и обманутым.

Пусть достигается это методами где смешными, а где просто странными,  типа пистолетной пули, «сбившей» украинский транспортник, или чиновной дамы из Мариуполя, натужно изображающей «благодарный народ» в Авдеевке, – разве от этого легче? Да и не так уж смешны и странны методы майданной революции. Скорее, страшны, коли путь ее так обильно устлан человеческими жертвами. Их не устает приносить на алтарь безумной идеи человек, называющий себя «президентом мира».

«Президент мира», сыплющий бомбы и снаряды, проповедники «украинства», рассуждающие об общечеловеческих ценностях, убийцы журналиста, объявляемые героями нации, как до того к лику таких героев были причислены пособники Гитлера… Вам это ничего не напоминает? Ну как же! –  «Война – это мир», «Свобода – это рабство», «Незнание – сила»… Киев 2017 года оказывается пугающе похож на мир, некогда описанный английским писателем Джорджем Оруэллом в его культовой антиутопии «1984».

В свое время ситуации этого романа западные да и наши родимые либералы не уставали примерять на нашу страну. Сначала на СССР, потом – на Россию. Пытаются делать это и сейчас, но тут  на авансцену выскочили буйные «майдауны». И все перипетии романа как на них оказались сшиты. Как в другой великой сказке, непритязательно-минималистский наряд короля стал очевиден всем. Кроме разве что абсолютно незрячих. Но таких, будем надеяться, в нормальном обществе было немного. А станет еще меньше.  

Но то в нормальном обществе, где власть пытается по меньшей мере прислушиваться к гласу народа, а не глушить его и не подгонять под выдуманные ситуации в стилистике мелодрам провинциального театра. Для верности пропагандистские залпы подкрепляются залпами орудийными. Трудно сказать, что  при этом выходит хуже. Торчащие на виду между жилыми домами в Авдеевке запрещенные к размещению здесь украинские танки по-прежнему не видны только миссионерам ОБСЕ. Все другие узрели их вполне отчетливо. Даже, поговаривают, сама фрау Меркель, приглядевшись, тоже заметила непорядок и, спешно вызвав пана Порошенко в Берлин на ковер, предъявила ему претензии: мол, Петер, сколько же можно?! 

На что «Петер», войдя в раж, заявляет о вступлении в НАТО. Точнее, о референдуме по вступлению туда, где его и его «свидомых» никто не ждет. Но тем не менее в своих расчетах он не так уж витает в облаках. Ведь делаются они в надежде, что оболванивание собственного народа будет успешно продолжаться и дальше. Благо примеры тому есть. Как вы думаете, как проголосовал бы немецкий народ, вздумай Гитлер перед тем, как напасть на СССР, провести референдум? Вот то-то... Не зря сегодня в Харькове доктора Геббельса издают. Сон разума, как известно, рождает чудовищ.

И все же «президент мира» ошибается в главном. Он не желает ощущать хлипкость конструкции, на которой зиждется вся его политика. А конструкция эта шатается уже сейчас, и далеко не факт, что может устоять впредь, какие бы ухищрения к тому ни предпринимались. В конце концов, омерзительность бандеровской идеологии, замешенной к тому же на махровой коррупции, неизбежно окажется и уже оказывается сильнее антироссийских настроений на Западе, потому что угрожает его, Запада, благополучию. И тогда майданная власть неизбежно пойдет вразнос. Но тяжким будет народное прозрение...