В День российской науки мне хотелось бы вспомнить тех, кто в некотором смысле стал соавтором материалов на тему науки на страницах газеты. А началось все с того, что в начале 90-х мы, журналисты, работавшие в отделе учащейся молодежи, задумали выпуск «Логос». Он замышлялся как площадка для дискуссий о демократии, свободе, гласности – в то время о них говорили чуть ли не на каждом углу. Первым, кто откликнулся на просьбу принять участие в дискуссии, был доктор философских наук, профессор факультета социологии и политологии РГУ Валерий Альперович. Его кандидатуру подсказала тогдашний редактор Людмила Калинина, заметив: «Неординарный ученый». Валерий Дмитриевич действительно оказался интересным собеседником. С ним можно было говорить часами на любые темы. Но основными направлениями его работы были социология, социальные технологии, геронтология. В своих последующих интервью нашей газете он рассказывал о семейных отношениях в современном обществе, проблемах старения. Еще он изучал социальную работу. Помню, попросила его рассказать и об этом. В университете шла весенняя сессия, и он назначил интервью на середину июня. Но встретиться нам так и не довелось. Валерия Дмитриевича не стало 5 июня 2005 года. До сих пор благодарна ему за то, что первый наш с ним материал на страницах газеты положил начало новым публикациям об ученых, их разработках. Читатели приняли «научную» тематику очень хорошо.

Доктор биологических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования Григорий Кураев. Помню, перед встречей с ним меня предупредили: «Во время разговора правильно произноси его отчество. Он не любит, когда к нему обращаются «Ацвацатурович», а не «Аствацатурович». Пришлось поупражняться. В момент беседы у меня чуть было не слетело с языка злосчастное «ц», на что Григорий Аствацатурович слегка улыбнулся. А говорили мы с ним о функциональной асимметрии коры мозга. Во время беседы спросила его: всегда ли наличие большой головы – признак великого ума? «Безусловно нет», – сказал он. И привел в пример немецкого философа Канта, у которого мозг весил чуть меньше килограмма, а у Тургенева – 2,2. Самый же большой оказался у идиота. Как выяснилось, объем мозга ум не определяет. Количество функциональных связей, а конкретно образование контактов между нейронами в структурах мозга, – это показатель. В мозге человека их насчитывается до 10 тыс. на одном нейроне. Но в лучшем случае задействовано лишь 500–600. При активной работе мозга «в орбиту» попадает наибольшее их число. Больше читать, познавать, думать, наконец, – вот что полезно нашему мозгу. И для этого вовсе не надо обладать молодым пытливым умом. И в преклонном возрасте, если человек головой работает активно, мозг не стареет, у него нет для этого возможности – такой колоссальный имеется в нем потенциал.

Таким потенциалом активной работы мозга обладал один из наших ведущих ученых, академик РАЕН Юрий Жданов. Неслучайно студенты и преподаватели называли его «ходячей энциклопедией». А руководители Северо-Кавказского региона охотно пользовались идеями, которые он выдавал. Юрий Андреевич более 30 лет возглавлял Ростовский государственный университет (ныне ЮФУ). Под его руководством РГУ стал одним из ведущих вузов России. Он был настоящим организатором науки. Именно Жданов создал первую в России кафедру химии природных соединений, научно-исследовательские институты РГУ, Северо-Кавказский научный центр высшей школы. Перечислить все его заслуги в одной публикации невозможно. Помнится, в интервью нашей газете он пророчески заметил, что России нужно обращать внимание не на Европу, а на такие страны, как Китай и Индия. Что в принципе и произошло.

А еще он скептически относился к созданию большой сети университетов на базе отраслевых вузов, говорил, что таким образом происходит некое размывание самого понятия университетского образования. Образование, которое было в системе высшей школы, готовило специалистов, способных решать широкий спектр проблем, по-настоящему мыслящих исследователей, а не просто технологов. Для Жданова в классическом университетском образовании это было главным. На этом он бы настаивал и сейчас.

Радует, что и сегодня ученики названных мною ученых и многих их коллег – героев наших публикаций о науке – с благодарностью вспоминают своих учителей: «В науке это были глыбы. Таких ученых забывать нельзя». Их научные труды изучают молодые ученые. «Меньше нас почитайте, больше – читайте», – любил повторять Жданов.

Читают, Юрий Андреевич.