Поговорим-ка про цены. 
Их рост уже почти не удивляет. Разве что можно подивиться резвости, с какой собираются скакнуть тарифы на проезд в ростовских маршрутках и автобусах. С 19 до 25 рублей – это, согласитесь, лихо. Нет, тариф у нас повышали и раньше. Но чтобы настолько... Либо рубль у нас совсем уж ничего не стоит, либо аппетиты у транспортников разыгрались не в меру.


А скорее всего, и то, и другое. Потому как являются производными от инфляции, которая у нас, очевидно, никуда не делась. И вопреки всем рапортам о ее обуздании, продолжает отравлять нам жизнь. В данном случае мы имеем дело с так называемой инфляцией второго рода, потому что с первым родом – обеспеченностью денежной массы активами, действительно, у нас относительный порядок. И цены теперь растут совсем не от этого.

Другое дело – так называемые инфляционные ожидания и прочие тонкие социально-психологические материи. Плюс отсутствие реальной конкуренции, которой в огромном большинстве у нас так и не научились. Монопольное поведение рулит практически повсюду, провоцируя рост цен, подстегиваемый удорожанием издержек и общим дефицитом предложения. Что и представлено в полном ассортименте в случае ростовского транспорта. Вот и в очаровательно наивной попытке авиаторов взимать дополнительную цену за провоз багажа просматриваются те же мотивы. 

Стоит заметить, что попытки объяснить подорожание ростовского транспорта необходимостью приучить народ к безналичной системе оплаты (которую все еще надо доводить до ума) явно несостоятельны. Разделение пассажиров на первый и второй сорт – на тех, кто, пользуясь безналом, будет платить за проезд в автобусе и маршрутке 20 рублей, и тех, кому придется выкладывать 25 рублей наличными, – далеко не безупречны с позиции соблюдения прав граждан. И кроме того, намерение компенсировать дефицит предложения, повышая цену этого предложения, неизбежно чревато снижением спроса. Но, как говорится, наше дело предупредить…

А еще в таких случаях нередок рост социальной напряженности. Особенно если увеличение цены на услуги не только не приводит к улучшению их качества, но и заведомо ухудшает его. Что, скажите, должны будут ростовчане (а вслед за ними, уж не сомневайтесь, и жители других мест), оплачивать в большем размере? Одуряющую духоту и грязь автобусов? Непрофессионализм не обученных перевозкам людей водителей? Незнание города иноземными рулевыми маршруток? А по всему выходит, что именно эти не самые достойные вещи, начиная с середины августа, поднимутся в цене.

Хотя остается еще надежда, что ценового рывка – по крайней мере, такого беспрецедентного – не случится. Вспомните, как года полтора назад возникла где-то во властных недрах мысль фактически отобрать у значительного числа пенсионеров право на льготный проезд в городском пассажирском транспорте. И чем закончилась эта попытка, предпринятая аккурат в канун думских выборов. Вот именно: достаточно было строгого губернаторского слова, чтобы все осталось на своих местах. А ветеранские громы и молнии, направленные в сторону власть предержащих, сами собой стихли. И даже сменились вполне благосклонным отношением к выдвиженцам «партии власти» непосредственно в день голосования.

Вот я и думаю: может, все нынешние тарифные ужимки и прыжки — не более чем пиаровские ходы в канун президентских выборов? Сначала устроить передрягу, потом резко отыграть назад. И вот уже вчерашний черствый хлеб сладчайшим пирожным кажется. И разом умолкают все претензии и вопросы. Но поживем – увидим. Пока же нам в откупоренной бочке тарифного дегтя продемонстрировали изящную чайную ложечку меда – в виде увеличения пенсии работающим пенсионерам аж на целых 200 с лишним рублей и сколько-то там копеек. Отважный шаг на фоне транспортных подорожаний и в нелегкую пору, когда «денег нет, но вы держитесь». Должно хватить на три с половиной чашки кофе американо. Так не испить ли нам кофейку, коль власть приглашает так настойчиво? А заодно и о высоких экономических материях продолжим толковать.