Сколько бы длилась тишина, если бы за каждого погибшего в годы Второй мировой объявили минуту молчания? Кто-то называет 50 лет, а кто-то и все сто! Легче посчитать семьи, которых не коснулась та война. Ведь таких семей практически нет.

На фронте погиб мой дед Дмитрий. В последнем военном призыве в сорок четвертом оказался отец. Пошел добровольцем. Ему тогда было семнадцать. В каждой семье есть похожая история.

Об этом подумал, когда наткнулся в соцсетях на фотки с нецензурщиной на памятнике и жаркой шашлыка на... Вечном огне. Хоть и не из нашего они региона – защемило сердце. Оскорбляя память предков – мы себя оскорбляем!
Радуюсь, что чаще получаю другие вести.

На Сусатском сельском кладбище в Семикаракорском районе привели в порядок воинское захоронение. Представителям сводного поискового отряда «Донской» имени Анатолия Калинина удалось установить фамилию солдата. Это гвардии красноармеец Степан Козлов, уроженец села Дмитриевка Актюбинского района Татарской АССР. В армию призывался из Самаркандской области. Погиб, спасая секретные документы во время бомбежки вражеской авиацией штаба 2-й Гвардейской армии. Случилось это в хуторе Сусат 30 января 1943 года. За мужество и героизм, проявленные при выполнении воинского долга, Степан Иванович был представлен к ордену Красной Звезды (посмертно)…

Благодаря поисковикам из «Донского» у тацинского хутора Новороссошанский на днях появился мемориал 28 бойцам и командирам 782-го артполка 258-й стрелковой дивизии, погибшим здесь в январе сорок третьего.

Мечтают о мемориале у каменского хутора Харьковка и поисковики из военно-исторического центра «Поиск». Они недавно обнаружили здесь, практически в диком поле, заброшенное дивизионное захоронение. Как сообщил «Нашему времени» руководитель «Поиска» Александр Павленко, фамилии нескольких погибших героев удалось установить. Памятный знак, который со дня на день появится у Харьковки, в их честь и память. Знака еще нет. А поисковики уже мечтают о мемориале. Хорошо зная Павленко и его команду, поддержку, которую они получают на муниципальном уровне, уверен, что знак, а позже и обелиск – будут. 

Грустно, когда приходят другие новости. На территории Верхне-Гниловского кладбища, что в Железнодорожном районе, злоумышленники повредили мраморный памятник фронтовику, ветерану донской пожарной охраны Ивану Ермолину. Внучка героя Людмила не обнаружила на дедовом погосте и части металлического ограждения. Ивана Павловича не стало в 1966 году, а памятник был установлен в 2016 году.

С сентября сорок первого Иван Ермолин был на Калининском фронте, служил вначале рядовым бойцом в 48-й отдельной стрелковой бригаде, затем был помощником командира и командиром взвода. Получил тяжелое ранение. После войны много лет проработал в органах пожарной охраны, которая была в системе МВД. Последняя запись датирована 1966-м годом: «Исключен из списков личного состава за смертью».

Кто повредил памятник? Надеемся, что правоохранители установят и накажут вандала. А вот кто ответит за два батайских воинских захоронения, которые долгое время находятся в удручающем состоянии, пока неведомо. Неравнодушная батайчанка Ольга Якаева, которая давно уже помогает поисковикам восстанавливать имена забытых героев, в очередной раз обратилась в городскую администрацию по поводу захламленности кладбища в районе Авиагородка. Там – более ста могил военных летчиков.

– Ответ, который нам прислал начальник управления ЖКХ города Батайска, удручает, – сообщила Ольга Сергеевна редакции. «Воинское захоронение в мкр Авиагородок, в районе дома № 40, является существующим воинским захоронением. В настоящее время шефство над ним осуществляют гимназия № 21 и управление ЖКХ города Батайска». Кладбище это неухоженное, захламленное, заросшее! О каком шефстве идет речь? Потрясающий ответ мы получили и по поводу разрушенной братской могилы, которая была на территории нефтебазы в микрорайоне Наливной. «Братская могила была разрушена собственником предприятия. В ней действительно похоронены бойцы Красной Армии и работники нефтеналивной станции, совершившие подвиг в июле 1942 года. Имена красноармейцев неизвестны. Имена работников нефтебазы увековечены на мемориальном комплексе «Клятва поколений». В настоящее время сотрудники городского музея готовы оказать помощь в проведении поисковой работы и предоставлении архивных документов».

– Я прошу всех, у кого бабушки или дедушки, мамы или папы работали на нефтебазе в период после 1963 года и могут точно указать, где был памятник, связаться со мной, – говорит Ольга Якаева. – Будем благодарны любой информации, очень надеемся найти человека, который максимально точно укажет место, где была братская могила героям-красноармейцам и работникам нефтебазы.

Кто-то к таким событиям относится, быть может, снисходительно, кто-то – равнодушно. Но не по-людски это как-то в стране, в которой символическая минута молчания могла бы длиться целый век!