Не повторится ли в 2018 году обвал рубля по образу и подобию кризиса-2014?

Очевидный факт: спустя три года после громкого обвала рубля о тех днях мало кто помнит.

Точнее, наверное,  будет сказать: мало кто вспоминает. Специалисты воспоминаниями своими делиться сегодня не склонны: близкие выборы и много чего еще к таким воспоминаниям не располагают.  Если же приходится говорить на тему валютной лихорадки той поры, предпочитают рассуждать о «турбулентности», «волатильности» и прочей обтекаемой финансовой зауми. Или прибегают совсем уж к поэтическим образам типа «идеальный шторм». Ну а народ попроще просто вычеркнул те дни из памяти, повинуясь инстинкту самосохранения: не буди лихо…

Договорились: будить и накликать не станем. Но назад обернуться все-таки стоит. Хотя бы уже потому, что тогдашнее обрушение рубля по отношению к доллару по своим темпам и масштабу – само по себе редкость в мировой финансовой практике. И феномен этот тем более исключителен, что случился вопреки могуществу Центробанка России с его валютными резервами, дававшими все возможности для проведения спасительных для рубля интервенций. 

Другое дело, что своими резервами ЦБ не воспользовался. Тем самым поступил вразрез с Конституцией, где защита и обеспечение устойчивости национальной валюты определены как его основная функция. Почему так? Похоже,  в декабре 2014-го на своей традиционной пресс-конференции президент напряженно ждал такого неудобного вопроса. Окончательный обвал рубля случился аккурат накануне: за евро давали чуть ли не 100 рублей. Так что было от чего напрягаться.

И традиционно русское «кто виноват?» тогда прозвучало. И даже приняло форму утверждения: конечно же, Центробанк вместе с финансово-экономическим блоком правительства. И хотя президент тогда отчаянно защищал своих чиновников, осадочек остается и поныне. Просто сегодня больше волнует уже другой вопрос: «Что впереди?». С некоторых пор его можно включать в число традиционно русских вопросов.

Вот только без оценки роли Центробанка на вопрос этот все равно не ответить. Потому что до сих пор непонятно, зачем было поздней осенью 2014 года выталкивать рубль в свободное плаванье, подыгрывая таким образом пресловутым западным санкциям. И это притом, что рубль всеми экспертами дружно считается недооцененной валютой. Достаточно сравнить рыночный или даже устанавливаемый ЦБ курс рубля с таким показателем, как паритет покупательной способности (ППС). И выясняется, что на данный момент курс рубля по отношению к ППС занижен примерно вдвое. В то время как всегда лучше иметь курс, который соответствует ППС. Сегодня в применении к рублю это привычные еще с 1998 года 30 рублей за доллар США. А не те в среднем 60 рублей, что мы имеем сейчас.

Но отчего-то возобладала совершенно алогичная точка зрения: мол, спасение российской экономики – в слабом рубле. Ага –  и в миллиардах нефтедолларов, размещенных на счетах в западных банках. Теперь вот гадаем: арестуют их или нет? И когда?

Такие плодотворные финансовые идеи способны если не убить рубль, то уже точно приковать его к больничной койке. Совсем в духе современной коммерческой медицины, которая от врачебной помощи больному перешла к оказанию ему услуг. А при подобном подходе разве выгодно будет лечить и исцелять?

Вот и в нашем случае оздоравливать рубль, добиваясь стабильного и прочного его курса, многие сильные мира сего совсем не склонны. Осмелюсь предположить, что «идеальный шторм» трехлетней давности не столько даже от западных санкций случился, сколько от решения ЦБ отпустить рубль в свободное плаванье. На чем и поживилось уже немалое число валютных спекулянтов. Что ж, кому война, а кому мать родна…

А где война, там и оружие. В данном случае оружие валютное в виде свободного плаванья рубля по штормовому океану геополитики. Таким подарком уже вдоволь попользовались и продолжают пользоваться наши, прости господи, «партнеры». И не стоит недооценивать эффективность этого оружия, которое вполне способно набрать разрушительную силу. 

Тем более что момент для того вот-вот назреет. По мере приближения дня президентских выборов в России растет у «партнеров» и искушение любыми средствами обеспечить нужный им результат. Обвиняя нас во вмешательстве в их выборы, в наши выборы лезут, как говорится, без стука. Поэтому операция по новому обвалу рубля вполне может быть назначена на начало следующего года. 

А между тем валютные резервы Центробанка продолжают наращиваться. С начала года они выросли на $ 49 млрд. Лакомый кусок для доморощенных валютных спекулянтов и их кукловодов из далеких банков.

«Идеальный шторм» продолжается, господа!