В понедельник утром я ехала в машрутке с явно расстроенной чем-то женщиной. Ее разговор по телефону не оставлял сомнения: женщину огорчил итог президентских выборов. То, что Ксения Собчак, которую, по ее определению, «нельзя было даже подпускать к выборной гонке», опередила весьма симпатичного этой даме «интеллигентного, умного и честного» Явлинского.

– За Собчак проголосовал молодняк, воспитанный на «Доме-2», – тяжело вздыхала пассажирка и предрекала, что к следующим выборам бездуховной молодежи станет у нас еще больше.

Что-то подобное я слышала по телику незадолго до старта президентской кампании, когда Центральная избирательная комиссия еще не огласила окончательный список кандидатов. Один из депутатов Госдумы возмущался во время какого-то очередного телевизионного ток-шоу тем, что в этом списке может оказаться женщина, которая снималась голой для глянца. То есть Собчак. Потому что человеку с таким постыдным прошлым в большой политике – не место.

Дальнейшие события показали, что голой Собчак нынешних россиян не испугаешь. Что-то меняется в нашем менталитете. И я бы не сказала, что катастрофично.

Кстати, так получилось, что тот снимок обнаженной Собчак, о котором с таким ужасом говорил депутат (и много еще потом шума было в Сети), я видела вскоре после его опубликования. Издание стояло на полке читального зала Донской публичной библиотеки. Падений в обморок в результате этого зрелища зафиксировано не было.

Собчак рассказывала, что согласилась сняться обнаженной, находясь на восьмом месяце беременности, чтобы показать: беременность – это не то состояние, которого стоит стесняться (что по сей день распространено среди части наших женщин). А в ходе выборной кампании она подняла еще одну традиционно «стыдную» тему – о сексуальных домогательствах мужчин, облеченных высоким положением, к женщинам. При том, что в наших телеэфирах эту неизбывно актуальную тему в последнее время все чаще называли проблемой американской.

Ксению Собчак принято называть светской львицей. Я никогда ее так не воспринимала. Для меня она была «анфан террибль» – ужасный ребенок. Но теперь, после выборного марафона, я бы ее скорее назвала киндер-сюрпризом. Голосовать за Ксению Анатольевну я не стала, но все же связываю с ней некоторые надежды. Например, в перспективе, как с влиятельной правозащитницей.

Президент Путин, пригласив своих вчерашних конкурентов на совместную встречу, обозначил важнейшей задачей устранение огромной пропасти между доходами разных слоев населения. Простого и легкого решения, думается, у нее нет. 

В последнее время активизировалась идея принятия морального кодекса чиновника и морального кодекса депутата. Там предполагаются пункты, рекомендующие держаться скромно. В общем-то правильно: зачем дразнить народ излишествами, недоступной среднестатистическому россиянину роскошью?.. Но ведь может возникнуть соблазн подменить реальную борьбу за выравнивание доходов этой видимостью?..

Хотелось бы надеяться, что наш нынешний «киндер-сюприз» станет частью конструктивной оппозиции, которая не позволит прикрывать голую жизненную правду фиговыми листками разной лукавой цифири и пафосных фраз.

А что насчет поколения, выросшего на «Доме-2»… Не знаю, как вам, а мне, хотя я специально искала, так и не удалось встретить людей, которые бы более или менее регулярно смотрели эту передачу.