В донском регионе завершилась очередная Вахта Памяти. В этот раз – межрегиональная. Ее итоги сейчас подводятся. Одни участники раскопок на местах былых сражений, знаем, брали очередные или неоплачиваемые отпуска, другие – отгулы. 

Сегодня на тему таких вот «нюансов» поиска мы долго говорили с компетентным человеком – руководителем военно-исторического центра «Поиск» из Каменска-Шахтинского Александром Павленко. Он как раз был «у руля» той Вахты памяти. 

А свой поисковый сезон-2018 начал с друзьями много раньше – в мороз и снег: металлоискатели брали цель даже в таких условиях. Да, говорит, тяжело и затратно для семейного бюджета участников, но мы сами «ввязались» в эту работу, никто нас не неволил. Действительно, «ввязались сами». 

Александр Валентинович добровольцем пришел в поисковое движение ровно полвека назад. Столько же занимается поиском его друг следопыт «Поиска» Вячеслав Шкода. 24 года поиска на троих у Юрия Печеневского, Григория и Андрея Палия. Эти искренние, неравнодушные люди вернули с войны более двух тысяч ее героев, которые многие десятилетия были в забвении. В том году каменчане работали на совместных Вахтах памяти с соратниками из Астрахани и Салехарда. В этот раз – вновь с салехардцами: в Каменском, Тарасовском и Миллеровском районах. Попрощались с ними по-товарищески. Ждут теперь ямальцев в августе. 

Дружески расстались и с коллегами из Башкирии, которые участвовали в межрегиональной Вахте Памяти-2018 в Обливском районе. Однако будут ли они далее с ними работать – пока большой вопрос. Оказывается, те, едва вернувшись, в своих медиаотчетах лавры вахты поспешили оставить за собой. Может, и не было умысла, но заголовки типа «Башкирские поисковики обнаружили в Ростовской области останки 38 красноармейцев» уже запестрели в федеральных и местных изданиях. Так, в газете «Асылыкуль» в материале под таким названием сказано: «Участники экспедиции за две недели обследовали местность со сложным рельефом, обнаружили останки 38 красноармейцев и множество предметов, в числе которых были каски, котелки, нагрудные знаки «Гвардия». Все предметы будут переданы в музеи Туймазинского района». 

Из письма руководителя ВИЦ «Поиск» Ростовской области в редакцию «Нашего времени»: «Останки красноармейцев, о которых идет речь, найдены нами и нашими коллегами. Ребята работали с утра до позднего вечера. Поисковики из Башкирии уехали, а наши представители еще работали в Обливском районе. С похожей историей мы ранее уже сталкивались на севере Ростовской области: к нам в полевую экспедицию, которая длилась две недели, на полдня приезжали коллеги из другого поискового отряда. Причем – донского. Практически они там не работали. А все наши находки в отчетах представили как свои...»

О похожих историях, замечу, приходилось слышать раньше и от других поисковиков. Эти «приписки», по счастью, не массовое явление и не система. Вот и башкиры, поняв оплошность, уже работают над «технической ошибкой», корректируя свои отчеты. Порадуюсь, увидев вновь этих людей на новой Вахте памяти. А она наверняка будет: «белых пятен» еще много – на обливской земле во время Великой Отечественной погибли сотни бойцов 112-й Башкирской кавалерийской дивизии, многие так и остались непогребенными. 

Когда верстался номер, пришло сообщение из Таганрога. Семьдесят с лишним лет пролежали в миусской земле останки бойца, найденные поисковиками объединения «Последний след войны». Из жетона при нем стало известно имя. Кузнецов Николай Климентьевич, 1898 года рождения. Запросы через военкомат, работа с архивами и поисковыми отрядами дали свой результат. Проводы солдата домой уже состоялись. Его останки перезахоронят в Уфимском районе Башкирии со всеми почестями...