На днях слышала, как какой-то мужчина жаловался другу на жену: 
– Женщины помешались на этом чемпионате мира. Моя никогда особо футболом не увлекалась, а теперь как только транслируют матч, отставляет все дела и – к телевизору. Из терминов знает только «гол», правил игры не понимает, но от телика не оттащишь.


– Да-а, футбол женщины смотрят как-то по-своему, – задумчиво согласился его друг.

В обычное время я тоже не большая поклонница этой игры, а сейчас мундиаль втянул в свой водоворот. Не то чтобы смотрю все матчи, но ходом соревнований интересуюсь. Возможно, тоже как-то по-своему, по-женски. Как услышала о первой фантастической победе нашей сборной, – сразу о Слепакове подумала, который из «Комеди клаба», а еще песни сочиняет. Как он, бедный, провал своего пророчества пережил? 

Слепаков накануне мундиаля написал песню «Оле! Оле! Оле!». Предрек нашей сборной еще на этапе борьбы с Эмиратами проигрыш со счетом два-ноль. Песня – целая поэма. О том, как Черчесов, которому «конфетку не слепить из этих балбесов», был снят с тренерского поста, а на его место назначен Кадыров. Рамзан Ахматович. И хотя Кадыров взялся за дело круто и жестко, свою миссию по перевоспитанию наших футболистов вынужден был признать невыполнимой.

В этой песне звучат такие слова и выраженьица, что она скорее для загулявшего пивбара, чем для женских ушей. Но ведь женское любопытство! Начала читать – стало интересно узнать, чем завершится история. А она неожиданно продолжилась. 

Очень быстро на эти не лишенные занимательности и юмора, но в целом ернические и местами неприличные вирши Кадыров дал достойный ответ в стихах. Это тоже было до мундиаля, до первой нашей победы.

На втором матче российской сборной на трибунах стадиона был замечен Шнур. Надышался воздухом победы, и в Сети появилась новая песня – «Чемпионы». Ее авторами указывают двоих: Шнура и Слепакова. Сразу ощутилось участие мастера: слов, которые в обычных телеэфирах запикиваются, стало больше. Да таких, что это уже даже не пивбар… 

В Сетях решили, что «Чемпионы» – это извинение Слепакова, которому Шнур по-братски протянул руку, за «Оле! Оле! Оле!». А по-моему больше похоже на старую детскую игру «Царь горы», когда надо исхитриться и найти такую кочку, взобравшись на которую сразу становишься хозяином положения. Разве не так же и здесь? Взгляд творцов переместился с футбольного поля и спортивной раздевалки на зрительские трибуны. Теперь они как бы «цари горы» – выше игроков и болельщиков. Формулируют в своем стиле старую истину о том, что проигравшим нет пощады. Мол, выиграют наши футболисты снова – народ назовет их героями и чемпионами. Проиграют – будут в глазах народа… Далее неприличное слово, которое, как мне думается, покоробить может не только женщин. Особенно когда с претензией на поэзию.

В первой своей предмундиальной песне Слепаков выражает надежду, что, возможно, как раз в эти дни где-то в сибирском селе на свет появился новый Пеле. Почему не новый Яшин? Ну ладно, пусть Пеле. В стихах слова подсказывает рифма… 

А мне после этих «футбольных» песен мечтается о том, чтобы скорее появился новый Высоцкий. Владимир Семенович писал ведь и хлестко, и иронично, но умел обходиться без тех слов, которые приличные люди не употребляют в присутствии женщин, не говоря уже о детях. Кто скажет, что это – не мужской взгляд и не стихи настоящего мужчины?