Много диковинных слов вошло в нашу жизнь за последние полтора десятка лет. Из них «агломерация» – пожалуй, самое свежее. Впервые на Дону заговорили о необходимости создания агломераций –  крупных городских объединений с центрами в Ростове и  некоторых других донских городах –  еще в  2007 году, в ходе общественных слушаний по проекту генплана южной столицы. Так и вошло иноземное слово в обиход. 

Вот и сегодня агломерацию то и дело поминали на только что прошедшем в Москве урбанистическом форуме. А донской парламент намерен внести поправки в ряд законов, регламентирующих пространственное планирование. Это, по мнению специалистов, выведет развитие донских агломераций на принципиально новый уровень.
Классическое определение городской агломерации – «компактная пространственная группировка поселений (главным образом городских), объединенных в одно целое интенсивными производственными, трудовыми, культурно-бытовыми и рекреационными связями».

Внимательно прочитав это определение, поймете, что условия для появления на донской земле хотя бы одной городской агломерации – Ростовской – складываются уже лет сорок, не меньше. По авторитетному мнению специалистов, в европейской России только два мегаполиса: Ростов и Петербург – «созрели» для того, чтобы стать ядром, объединяющим окрестные территории. Если взглянуть на ближайших соседей Ростова – Батайск, Аксай и Чалтырь, то наличие многочисленных и постоянно крепнущих их связей с мегаполисом очевидно.
Но это вовсе не значит, что должно произойти механическое слияние территорий с разным уровнем развития, разной специализацией да порой и с заметно разнящимся менталитетом населения. Если такое объединение совершить волевым порядком (потому что естественным путем такой абсурд недостижим), то мы получим структуру, начисто лишенную практически всех степеней свободы. Именно жесткость такой громады обусловит ее инертность и, соответственно, плохую управляемость.

Справедливости ради: сегодня у нас начинают понимать, что механическое объединение территорий гибельно для самой идеи агломерации. Но вместе с тем продолжают трактовать агломерацию слишком расширительно. Иначе бы, говоря о границах Большого Ростова, наряду с Батайском, Аксаем, Азовским и Мясниковским районами никогда не называли бы Новочеркасск и тем более Таганрог с их окрестностями. И далековато, и – самое главное – незачем. Лавры Москвы вдохновлять тут не могут и не должны. Москва, конечно, столица, но от века бывший самодоста-точным Ростов далеко не всегда спешил воплощать на своей земле многочисленные столичные новации. И, заметим, в проигрыше не оставался. При этом связи нынешней южной столицы с близлежащими территориями возникли давно. И укрепились до такой степени, что понятие Большого Ростова вошло в обиход и определилось куда раньше, чем узнали наши люди мудреный за-граничный термин «агломерация».

– Нам нужен Новый Ростов, – говорит губернатор, сознательно акцентируя слово «новый». И откровенно возмущаясь позицией муниципалитетов, проигнорировавших Московский урбанистический форум.

– На форуме мы были представлены невнятно, – заметил в этой связи Василий Голубев. – Мы по-прежнему хотим считаться глубинкой, о которой вспоминают лишь иногда, или мы хотим чему-то учиться? Такие форумы заставляют задуматься, где будут жить наши дети и внуки, и если мы этого не поймём, то будем по-прежнему обустраивать среду обитания как в двадцатом веке...

Но, может, оттого и нет интереса, что на местах еще, что называется, «не дозрели»? Кроме всего прочего, предстоит еще устранять разницу в условиях жизни населения территорий, предназначенных для включения в агломерацию. И такое «стирание граней» – это, пожалуй, самая долговременная задача, решить которую можно только в рамках развития всей области.
В деле территориального развития нами обойдены далеко не все подводные камни. При этом наша область одной из первых в России серьезно занялась этими вопросами. Вот и минстрой соответствующими функциями наделили, и в проектах недостатка нет...

Но хватает и неожиданностей – как это всегда бывает, когда берешься за новое дело. Так что стоит проявить терпение и упорство. Не торопиться возвещать о достижении цели, к месту и не к месту поминая Большой Ростов. В конце концов, как утверждают умные люди, стены Иерихона – пожалуй, первой в истории человечества городской агломерации – пали совсем не от каких-то там чудодейственных труб осаждающих. Просто в самом городе слишком сильно дули в фанфары…