Способна ли российская власть бороться с коррупцией

 Бери, что только можно взять

Многие россияне убеждены, что наше Отечество всегда держалось и по сей день стоит на взятках, вымогательстве и казнокрадстве. Говоря кратко – на коррупции. Правда, закон «О противодействии коррупции» (2008) не дает нормативного определения этого явления, но под его действие подпадают дача и получение взятки, злоупотребление должностными полномочиями из корыстных соображений, коммерческий подкуп. Полный букет.

Да, коррупционные язвы разъедают нашу страну с незапамятных времён, болезнь эта наследственная. Далеко углубляться не будем, заглянем хотя бы в XVIII век. У русского драматурга Василия Капниста есть пьеса «Ябеда», где один из героев поёт:

 

Бери, большой тут нет науки,

Бери, что только можно взять –

На что ж привешены нам руки,

Как не на то, чтоб взять?

 

По свидетельству современника, зрители в этом месте бурно рукоплескали и, повернувшись к одному из сидевших в партере чиновников, кричали ему: «Это вы!». А вспомните «Ревизор» Гоголя, многие пьесы Александра Островского, где яркими красками описана чудовищная коррупция XIX века в Российской империи – и взяточничество, и казнокрадство. Поэт Петр Вяземский писал: «Карамзин говорил, что если бы отвечать одним словом на вопрос: что делается в России, то пришлось бы сказать: крадут».

Неужто стремление хапать, вымогать и красть – часть нашего национального характера? Нет, свойство это – увы, общечеловеческое, коррупция процветает даже в тех странах, которые считаются вполне благополучными. Например, в США. Не случайно коррумпированный слуга закона – излюбленный персонаж Голливуда. Да, это кино, но фильмы так или иначе отражают действительность. А в реальности мало что изменилось со времен публикации мемуаров суперинтенданта нью-йоркской полиции Джорджа Уорринга в конце XIX века. Он писал: «Я слишком хорошо знаю силу политиков и полицейских. Я пытался выступать против неё, но результаты были катастрофическими для меня…

...Политики приказывают освобождать преступников, признанных виновными. У нас всё возможно, но я никогда не поверю, что может быть повешен один из наших миллионеров, какое бы убийство он ни совершил. Общественность так запугана, что в полицейском видят не защитника порядка, а врага общества».

Признайтесь: прочитав эти строки, вы наложили описанную ситуацию вовсе не на США. Да, и там за век с лишком многое осталось неизменным (мне приходилось читать коррупционную хронику и штатовской полиции, и штатовских тюрем). Но, к несчастью, написанное Уоррингом в немалой мере справедливо и для нашей страны. Может, даже более, чем для США. Согласно рейтингу агентства «Транспаренси Интернешнл», по коррупционному показателю Россия находится на 
135-м месте – ниже Украины (130). Для сравнения: Польша расположилась на 35-м, а наименее коррумпированные в мире – скандинавские страны и Новая Зеландия. Можно сомневаться в точности этого рейтинга, но задуматься он заставляет. Не правда ли?

 

«Кто нам мешает, тот нам поможет»

Ростовская область тоже не отстаёт в коррупционной гонке. Причём особо рвутся в первые ряды, как ни странно, служители закона. По свидетельству Следственного комитета РФ, количество коррупционных дел, возбуждённых против донских правоохранителей, в 2017 году выросло почти на 20 %. Правда, старший инспектор донского Следственного управления СК РФ Александр Яковлев в студии радио «КП-Ростов» заметил, что коррупция – преступление латентное, то есть скрытое. Поэтому статистика может свидетельствовать не о росте количества преступлений, а о более успешном их раскрытии.


По свидетельству Следственного комитета РФ, количество коррупционных дел, возбуждённых против донских правоохранителей, в 2017 году выросло почти на 20 %.


Яковлев привёл статистику: в прошлом году в суды области было направлено 250 уголовных дел, из них 21 – в отношении должностных лиц или сотрудников муниципального образования, 17 – работников сферы здравоохранения, 12 – сотрудников государственных и муниципальных учреждений и предприятий, 49 – органов внутренних дел. «Лидеры» очевидны. Сотрудник Следственного управления, правда, пояснил: «Поскольку сотрудников полиции много, их деятельность… находится под большим вниманием, выявляется много преступлений». А что, в медицине и образовании работает меньше людей, чем в полиции? Возможно, полицейские и иные правоохранители просто уверены, что их не коснётся тяжёлая рука Фемиды? Ведь они – слуги богини правосудия, и при случае она может прикрыть глаза на их грязные делишки.

Вот вам свежий скандал: 25 июля задержан начальник отдела МВД по Родионово-Несветайскому району и старший оперуполномоченный группы экономической безопасности и противодействия коррупции! Они якобы вымогали у одного из жителей 250 тысяч рублей. Есть подозрения, что офицеры полиции также «отжимали» земельные участки у селян.


«Ростов-на-Дону – город купеческий, а купцы всегда славились способностью договариваться, решать проблемы, несмотря ни на что. Коррупция – эта та же договоренность, только в извращенной форме».

Сотрудник
Следственного управления СК
Александр ЯКОВЛЕВ


А в марте по подозрению во взяточничестве «приняли» начальника межмуниципального отдела МВД «Кашарский» подполковника полиции Романа Лазарева.

Но что там банальные взятки. У всех на слуху июньский скандал в отделе полиции Ленинского района Ростова, где в один день лишился работы (а скорее всего, лишится и свободы) фактически весь личный состав подразделения по контролю за оборотом наркотиков! Во время обыска в кабинете начальника отдела обнаружена «наркота», расфасованная по пакетам (некоторые СМИ подчёркивают разнообразие товара – героин, гашиш и синтетические смеси). Тут же нашли и аптекарские весы. Как в детской песенке: «У волшебника Сулеймана всё по-честному, без обмана». Такого в истории новой России я не припомню.

Как пишет ростовский сайт «Без формата»: «Произошедший инцидент многое объясняет. Например, почему в самом центре Ростова открыто шла торговля наркотиками. О точке, расположенной на пересечении проспекта Будённовского и улицы Тургеневской, не знают разве что младенцы. Среди бела дня, даже не пытаясь прятаться, молодые люди передавали друг другу пакетики с наркотиками и деньги. Ростовчане не раз обращались в полицию, однако ситуация не изменилась. Более того, наркоторговцы… открыли ларёк! Другая точка беспрепятственно работала на улице Московской».

В советское время нашу область печально «прославил» маньяк Чикатило. Нынче пошли «знаменитости» иного рода: выходец с Дона полковник Дмитрий Захарченко (занимался опять-таки противодействием коррупции) с его девятью миллиардами рублей, заработанными непосильным трудом, а теперь вот и «борцуны с наркотиками», которых «хлопают» целыми отделами. Если дальше так пойдёт, по этапу покатят полицейские управления, на ходу переобуваясь в зэковские «коцы».

 

Договоренность в извращенной форме

Но вернёмся к интервью «Комсомолки» с сотрудником Следственного управления СК Александром Яковлевым. На вопрос, входит ли Ростов в число лидеров по коррупции, Яковлев ответил: «Ростовская область несильно отличается от других регионов… Просто... есть историческая особенность. Ростов-на-Дону – город купеческий, а купцы всегда славились способностью договариваться, решать проблемы, несмотря ни на что. Коррупция – эта та же договоренность, только в извращенной форме».

Точное определение! «Договорённость в извращённой форме»… Но можно ли её побороть? Тут сотрудник Следственного управления не слишком оптимистичен: «Там, где есть люди и деньги, есть и коррупция. Почему не процветает взяточничество в Гренландии? Там некому давать и брать». Так что, ребята, хотите жить в честном обществе – вам прямая дорога в Гренландию. Население – 58 тысяч человек, крупнейший город – Нуук, 17 тысяч жителей. Вам там будут рады.

Честно говоря, в Гренландию меня не тянет. Совсем. Как пел Высоцкий: «Там хорошо, но мне туда не надо». Скажите, а никак нельзя перенять гренландский опыт в России? С некоторой надеждой, впрочем, замечаю, что подвижки в эту сторону у нас уже пошли.

За минувшие два года Россия поднялась на три позиции в рейтинге верховенства права, составленном международной независимой организацией World Justice Project и оказалась на 89-м месте из 113 стран. И нам есть куда расти. На 88-м месте – Филиппины с их бравым президентом Родриго Дутерте, правовые методы которого впечатляют: он расстреливает на месте как поставщиков наркотиков, так и их потребителей. Так что с Ленинским отделом полиции Ростова он разобрался бы быстро.

Нет, я понимаю: это не наши методы. Хотя и в России жизнь заставляет ужесточать борьбу против коррупции. Это признают даже завзятые либералы и критики власти вроде Леонида Радзиховского. Не так давно в интервью редакции «Федерал пресс» он признал, что Путин развернул серьёзную борьбу с коррупцией.


«Ясно, что реальная борьба с коррупцией будет вестись не на словах. Она будет усиливаться. И причины этого совершенно понятны: экономическое положение в стране плохое, денег нет. А раз денег нет, надо как-то ограничивать масштабы воровства. Так что ситуация для крупных коррупционеров теперь резко ухудшится».

Леонид РАДЗИХОВСИЙ


Правда, Радзиховский тут же оговаривается: «Поможет ли это решить какие-то экономические проблемы страны? В этом я очень сомневаюсь… Но то, что борьба будет только усилена – в этом никаких сомнений нет. Безусловно, коррупция в стране, по крайней мере, в привычных её формах в виде примитивных откатов, теперь попала под сильнейший удар».

Если уж либеральная оппозиция это признаёт, значит, факт налицо.

Сомневайтесь, Леонид Александрович, сомневайтесь. Лишь бы вы оказались правы в главном – в том, что коррупцию в нашей стране всё-таки возьмут за горло. А что дальше – история покажет.