Заместитель главы Комитета Госдумы РФ по образованию и науке Борис Чернышов предложил заменить Единый государственный экзамен системой раннего выявления талантов у учеников, основанной на блокчейн-технологии. В переводе с английского блокчейн – цепочка блоков. Систему, основанную на трех компонентах: результатах профориентации, оценках ученика и его социальной активности, депутат изложил в письме к министру просвещения РФ Ольге Васильевой. Он также отметил, что, по мнению многих родителей и педагогов, федеральные образовательные стандарты нуждаются в доработке. «Взрослые часто жалуются, – цитирует письмо Чернышова РИА «Новости», – что документ ориентирован скорее на теорию, нежели на практику, поэтому проверить, насколько действительно способен ребенок, почти невозможно». 

Проверить способности ученика по системе, предложенной парламентариями, тоже пока затруднительно. Начнем с практики. Что имеется в виду? Помню, в моем классе учился мальчик – отъявленный троечник. В четвертях у него была одна пятерка – по труду. На уроках труда он выпиливал лобзиком замечательных зайцев, ежей и других лесных зверюшек. Тоже ведь практика. С точки зрения сегодняшнего дня он мог бы заняться бизнесом, зарабатывая на таких игрушках неплохие деньги. А что сегодня имеют в виду, когда говорят о практике в школе? 

В последнее время мы вообще увлеклись поиском талантов. В телепроекте «Синяя птица» телеканала «Россия 1» ищут таланты в сфере искусства, в центре для одаренных детей «Сириус» – в образовании и науке. На базе «Сириуса» создан фонд «Талант и успех». 

Ничего не имею против. Это очень хорошо, что мы хотим показать себе и миру, что «может собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов земля российская рождать». Но кто и как будет отыскивать Платонов в школе? Или педагогам придется не отыскивать, а натаскивать таланты, как мы привыкли говорить о подготовке учителями школьников к ЕГЭ? 

По-моему, от альтернативной ЕГЭ новомодной блокчейн-технологии толку не будет. Мне это чем-то напоминает введение школьного сочинения. Около десяти лет сочинения были не нужны. Дети писать сочинения не умели, учителя не готовы были научить их этому. Пришли поколения педагогов, которых в вузе не учили писать сочинения. Сейчас сочинение ввели, а часов на русский язык не добавили. И какой результат мы хотим получить?

Не получится ли так же с системой раннего выявления талантов? Кто и как будет выявлять? Депутат уверен, что блокчейн-технологии позволят с «математической точностью оценить индивидуальность каждого ребенка, чьи данные были введены в программу электронной школы». Технологии, может, оценят, а люди?

Детский психолог, доцент факультета психологии СПбГУ доктор психологических наук Оксана Защиринская, комментируя инициативу Чернышова, отметила, что она абсолютно не вредит детям: «Мы как преподаватели, которые много лет трудятся в вузах, сталкиваемся с недостаточной креативностью, а самое главное, включенностью молодого поколения в свою же собственную жизнь... Мне кажется, что три компонента системы оценки являются очень актуальными точками в подготовке нашей молодежи с точки зрения образованности и социализации».

Защиринская уверена, что система раннего выявления талантов у учеников «не является клеймением». С этим можно поспорить. Во-первых, талант – явление само по себе неординарное. И у многих людей чаще вызывает зависть, чем восторг. Во-вторых, талантливых детей не может быть много по определению. И что такое белая ворона, известно, особенно в подростковой среде. Это если говорить об оценке ученика, его способностях. Что касается профориентации, то в Министерстве просвещения РФ и без депутатской инициативы уже запустили программу ранней профориентации «Билет в будущее» для учащихся 6–11-х классов. Отменять ЕГЭ здесь не собираются, а вот работу по его совершенствованию продолжат.