Сейчас нет такого, чтобы страна, как это было во времена Гагарина, жила одним космическим дыханием и новых рекордов космоса дружно требовали сердца.
Может быть, поэтому незаметно прошли два ноябрьских юбилея, две по-своему знаковые даты – 30-летие полета легендарного «Бурана» и 20-летие Международной космической станции?


Правда, есть места, где о таких событиях ни за что не забудут. Их не так чтобы много. Но есть. В Ростове, например, это музей космонавтики. Да и как забыть – ведь уникальный музей создан по инициативе и самом активном участии тех, кто либо строил космодромы, либо работает на предприятиях, связанных с космосом, либо уже побывали на орбите. В их числе Герои России Юрий Усачев и Федор Юрчихин. Профессия космонавта, которую они в свое время избрали, по-прежнему остается (в мире существует более 7000 специальностей) одной из самых опасных, трудных и в то же время редких и престижных. Юрий Владимирович полтора года провёл в космосе. Федор Николаевич тоже на орбите пробыл долго. У обоих личный бесценный опыт выживания в экстремальных условиях, опыт физического и психологического тренинга. Усачев и Юрчихин без утайки рассказывают об этом ребятам и взрослым, когда посещают донскую столицу и ее музей космонавтики. У себя дома, в Королеве, Усачев часто встречается со студентами местного колледжа космического машиностроения и технологий, делится с ними опытом и тонкостями профессии, рассказывает, сколько кораблей тому назад что и как случалось в пилотируемой космонавтике. А Федор Юрчихин, который, как и Усачев, кстати, является подписчиком электронной версии «Нашего времени», на днях продолжил популяризацию отечественной космонавтики в должности руководителя центра «Космонавтика и авиация» на ВДНХ – крупнейшего космического музея страны. Он уже пообещал – ни больше ни меньше – «сделать космос доступнее и ближе для каждого». И затеял любопытный проект «Космическая почта»: любой желающий может через специальный почтовый ящик в центре «Космонавтика и авиация» отправить письмо действующим и заслуженным космонавтам. В содружестве с Юрчихиным работает его ростовский друг медальер Николай Шевкунов. Он сейчас занимается экскизами памятных медалей для столичного центра «Космонавтика и авиация». В них могут быть и вкрапления металла ракет, побывавших на орбите, и даже кусочки металла из дверной ручки, за которую брались покорители космоса. 

Может, будет в новых медалях что-то и от «Бурана»? Напомним, что в разработке многоразовой транспортной космической системы «Энергия–Буран» участвовало 1 206 предприятий и организаций (в том числе – донские), почти 100 министерств и ведомств, были задействованы крупнейшие научные и производственные центры страны. Создание и успешный полёт орбитального корабля «Буран» подтвердил стратегические возможности страны, что позволило на равных вести переговоры об ограничении вооружений с американской стороной. Но в 1990 году работы по «Энергии–Бурану» были приостановлены, а спустя три года перспективную программу и вовсе прикрыли. 

 В эти дни звучат голоса: многоразовая транспортная космическая система «Энергия–Буран» опередила время, страна не была готова к её использованию. Однако работа по созданию этой системы и по сей день остаётся образцом слаженного коллективного труда и успешной кооперации всех предприятий ракетно-космической отрасли. 

Жаль, что «Буран» именно так ушел в историю. Превратился в музейный экспонат, в медальку, в строчку на сайте ростовского «ИРИСа» с упоминанием о том, что это предприятие некогда принимало участие в национальных космических проектах и конкретно в создании систем автоматизированного управления наземным технологическим оборудованием стартового комплекса ракеты-носителя «Протон», комплекса «Энергия-Буран», в авторском и гарантийном надзоре на космодроме Байконур...