Есть у Антона Павловича Чехова рассказ, который очень непросто читать на голодный желудок и совсем уж невозможно после череды обильных застолий. Таких как нынешние – старо-новогодне-рождественские.

Я имею в виду «Сирену». Там ведь о чем? Завершается съезд мировых судей, несколько его участников задерживаются, чтобы довести до конца какие-то свои бумажные дела. После этого предполагается совместный обед. И тут секретарь съезда некто г-н Жилин принимается живописать напитки и яства, наиболее подходящие для праздника живота. Во всех сногсшибательных подробностях рассказывает про карпика в сметане и налимью печень, жаркое и щедро фаршированную кулебяку, щи, картошечку, пропитанную утиным жиром, и саму жареную уточку, а также прочие приманчивые вещи. Да так, что его слушатели, не дождавшись товарищей, не окончив дела, бегут куда глядят глаза. А глядят они, верно, в сторону тех мест, где эти гастрономические фантазии материализуются.

Порой «Сирену» называют одой старинной русской кухне, а еще могучему здоровью наших предков. Это же надо, столько всего съесть и не лопнуть. Как говорится, богатыри – не вы…

– Смотреть больше не могу на еду!

– Люди, подскажите реально действенные способы, как после праздника быстро вернуться в нормальную физическую форму и согнать лишние килограммы?

Этот стон стоит сегодня во всех социальных сетях. Если после новогодних каникул встречаются две приятельницы, то, независимо от возраста и статуса, сразу же начинают плакаться:

– Праздники – это катастрофа! Я за эту неделю набрала…

Дальше следуют пугающие цифры стремительного увеличения веса, талии.

Разговор сопровождается вздохами типа: «И кто только придумал эти застолья?!» и клятвенным обещанием, что больше никогда ни на одном празднике – ни-ни. Ни «дежурной» ложечки салата, ни лишнего кусочка тортика.

Реалисты мрачно вспоминают ближайшие даты календаря, когда это обещание неизбежно будет нарушено:

– Крещенье скоро – грех не отметить… Потом – Масленица, славный праздник, а еще – 23 Февраля, 8 Марта, Пасха… А там – туда-сюда – и снова Новый год…

Советы насчет того, как удержаться от соблазнов за праздничным столом, дают диетологи и психологи, религиозные проповедники. 

К примеру, ревнители старины винят во всем отступление от традиций: мало сегодня во время застолий поют и танцуют, все внимание на еде сосредоточено – вот вам и результат.

Православные священники наставляют: можно избегнуть греха чревоугодия, если перед началом трапезы творить хотя бы мысленно молитву.

А Чехов вкладывает в уста г-на Жилина интересное наблюдение. Чтобы пообедать с аппетитом, не нужно думать об умном. Умное да ученое – они, дескать, аппетит отшибают…

Кстати, интересно, согласился ли бы Антон Павлович с той оценкой «Сирены», что рассказ этот – ода старинной русской гастрономии? Жилин, конечно, мастер красочно описывать блюда русской кухни, но неслучайно же у этого рассказа такое название: «Сирена».

Сирены – это из мифов Древней Греции. Полуженщины-полуптицы, которые сладкими своими голосами завораживали моряков, увлекали в такие места, где их корабли разбивались о скалы. Теперь с моряков переключились на едоков.

«Сирена» – рассказ юмористический, но, как говорится, в каждой шутке есть доля шутки…