В ростовском Доме офицеров принимали в «Боевое братство» группу афганцев Причем не наших земляков из числа шурави, которые «за речкой» рисковали собой, подрывались на минах, отдавали Афгану лучшие свои годы, здоровье. А именно этнических афганцев.

Не слышал, чтобы ранее в ветеранские организации на постсоветском пространстве принимали афганских поданных. В донской столице создали прецедент. А инициировал его руководитель городского отделения «Боевого братства» директор гимназии № 76 Петр Кулинченко. Он и познакомил меня с новым членом «Боевого братства» молодым афганцем Рафи и его друзьями. Кулинченко представил этих ребят как детей наших союзников. Они рано остались без родных. Афганские сироты жили и учились в наших школах-интернатах. На Родину не смогли вернуться из-за затянувшейся там гражданской войны. 

Там их по-прежнему считают чуть ли не врагами. Там они – чужие среди своих. Здесь – свои среди чужих. «Для меня они как родные дети», – сказал, помнится, тогда Кулинченко. Рафи вышел на сцену. Он говорил о том, что многие «за речкой» до сих пор по-доброму вспоминают, как шурави поставляли продовольствие и топливо, одежду, сельскохозяйственный инвентарь, лечили больных, преподавали, строили. Поблагодарил за принятие в «Боевое братство». И вот спустя время – телесюжет Александра Сладкова из Донецка. Лицо Рафи крупным планом. Светлая улыбка. О настоящем и будущем говорит в розовых тонах. Оптимизма, которым он запомнился со встречи в ростовском Доме офицеров, словом, не убавилось. А вот обеих ног у ополченца с позывным «Абдулла» уже нет – подорвался на мине. Говорит, что приехал в неспокойное место защищать женщин, детей, стариков по зову души и сердца. И будет, несмотря на драматизм ситуации, по-прежнему делать это. Запомнились слова Рафи: «Ты лежишь и чувствуешь эту боль, а потом понимаешь, что это – твоя невеста. Надо потихонечку, помаленечку дружить с ней – и все будет хорошо». 

 За кадром иностранного добровольца называют настоящим человеком. Не дожидаясь финала телеповести о нем, звоню Петру Кулинченко. Оказывается, он уже в курсе сюжета и зигзага в судьбе Рафи. Уверяет, что тот по-прежнему в «Боевом братстве». Говорит, что продолжит следить за его судьбой и не сожалеет о том, что принял афганца в ветеранскую организацию. 

Радуется, что тот не отчаялся. 

Как не отчаялся и наш земляк Иван Бердник. Он служил в спецназе, участвовал в боевых действиях. Получил тяжелое ранение, потерял ногу. Выстоял, победил – Иван сейчас профессионально занимается параспортом, успешно играет в составе следж-хоккейного клуба «Феникс». На днях участвовал во всероссийском фотопроекте вместе с другими сильными духом мужчинами, которым даже тяжелые ранения и серьезные травмы не помешали стать супергероями современности. 

В этом ряду – и таганрожец Сергей Бурлаков. Машина, в которой он ехал (было это в период армейской службы), сорвалась с обрыва. Врачи, боровшиеся за жизнь Сергея, были вынуждены ампутировать ему кисти рук и ступни. Из госпиталя выписали на инвалидной коляске. Парень устоял. Он – мастер спорта по плаванию, легкой атлетике, пулевой стрельбе, рекордсмен России и мира, первый участник и победитель Нью-Йоркского марафона с четырехкратной ампутацией. На чемпионате мира по паралимпийскому шотокан карате FSKA Бурлаков завоевал «золото» в паракарате и «бронзу» в командных соревнованиях ката. Выигрывал и другие международные соревнования. За свои марафонские достижения внесен в Книгу рекордов Гиннесса. 

Рафи, Иван, Сергей, руководитель ростовского шахматного клуба «Слоненок» Владимир Канцын (ему за 80, с раннего детства на протезах), незрячий певец и музыкант, шансонье из Шахт Виктор Тартанов... – немало современников, раздвинувших границы возможного. Если в минуту отчаянья вдруг подумаете, что вы – ноль, что «вокруг всё – безнадёга», вспомните о таких людях...