Цель ВПР – выявить пробелы в знаниях учащихся; помочь учителям, родителям, да и самим ученикам разобраться в том, как устранить эти пробелы; оценить уровень образования в стране и каждой конкретной школе, а также определить, какие задания имеет смысл давать выпускникам при проведении экзаменов. Неплохие, вроде бы, посылы. Но, например, в классе, где учится моя дочь, ни один год ВПР не обошелся без того, чтобы кому-то из детей не стало плохо. О симуляции говорить не приходится – детей просто стошнило на нервной почве. В 4-м классе дочь сдавала русский язык, математику и окружающий мир. В 5-м – русский, математику, биологию, историю. В этом году (в 6-м классе) к прошлогодним предметам добавили еще географию и обществознание. В следующем году (в 7-м классе) добавятся физика и иностранный язык. В общем, дети будут нервничать весь апрель. 

Хотя не все, конечно. Я давно сказала своей дочери, чтобы внимания на ВПР не обращала: «Если учила и знаешь – напишешь. Сильно сложных заданий мы пока там не видели. Оценка по ВПР ни на что не влияет – по значимости как контрольная работа, не больше». Но некоторые дети буквально зеленеют от страха, а с ними и родители, особенно в 4-м классе, когда ВПР в школьной жизни возникают впервые. Отдельные педагоги, чтобы успокоить, говорят просто: «Можете не бояться. ВПР – это проверка для учителей, а не для учеников». Но что же тогда выходит? Весь апрель в школах будет потрачен на проверку учителей, и так каждый год? А ведь дети ходят в школу учиться. Программы сегодня по всем предметам сложные, содержат море информации, которой нужно овладеть, а здесь целый месяц потратят на проверочные работы – странно. Скажете, я преувеличиваю? Думаю, нет. Ребенок, который нервничает, много не усвоит. А ведь в 6-м классе 6 ВПР – детям не расслабиться.

Кроме того, учителя будут натаскивать учеников на результат – показатели-то нужны, а это значит, что и дополнительные задания будут давать, и дополнительные занятия в некоторых случаях проводить. 

Желая помочь, родители сами покупают детям решебники с примерными заданиями по ВПР, скачивают демоверсии и заставляют своих чад все прорабатывать – стараются охватить весь круг возможных заданий. Но что выходит? Задания в ВПР большей частью тестовые, поэтому при подготовке к проверочной работе по демоверсиям и учебникам единой картинки в голове у ребенка не откладывается – в лучшем случае запоминаются отдельные факты, варианты выполнения – развития, увы, не происходит. В итоге лично мне сегодня часто приходится наблюдать (как маме, как журналисту), что, сталкиваясь с элементарным заданием, но сформулированным по-новому, ребенок оказывается не в состоянии его выполнить. Он не может или не хочет думать – он привык действовать только по заданному образцу. 

Конечно, сегодня все больше детей лишний раз, извините, не пошевелят мозгами не столько из-за ВПР, как из-за общих условий существования: нажатие на кнопку позволяет выстирать белье и помыть посуду, получить решение по домашнему заданию, пообщаться – все упрощается, а мальчики и девочки, которые с этим родились и выросли, явно глупеют, начинают превращаться в тех персонажей, про которых Михаил Задорнов говорил: «Ну, тупые!». И современная система ВПР, мне кажется, тоже этому способствуют. Ведь куда полезней для развития и становления будущего человека посидеть почитать книжку, разобрать интересную партию в шахматы, поломать голову над нестандартной задачей, а то и просто побегать на улице с друзьями, чем осиливать решение заданий в очередной демоверсии, заданий по большому счету типичных...