Депрессивные земляне, не сдавайтесь!


Болезнь зажравшихся бездельников?

Тему сегодняшнего разговора мне в очередной раз подсказал календарь. Из него я впервые узнал, что 24 марта человечество отмечает Международный день борьбы с депрессией. 

К сожалению, я на 100 % уверен, что найдётся немало читателей, которые на этом месте в лучшем случае скептически усмехнутся, а многие отреагируют даже с возмущением: мол, депрессия – болезнь бездельников! Всё это – выдумки западных психиатров! Люди, которые заняты постоянным трудом, решают проблемы, как обеспечить себя и близких, в депрессию не впадают. Им просто некогда. А остальные  с жиру бесятся.

Заблуждение очень популярное, особенно в России. У нас традиция такая: чуть что, сразу кивать на Запад. Так, Максим Горький когда-то объявил: «Джаз – это музыка толстых». Намекая, что джазмены развлекают проклятых зажравшихся буржуинов. То же и с депрессией. Обыватели нередко убеждены: эту болезнь выдумали, чтобы объяснить скуку и пресыщенность толстосумов. Как у Бориса Гребенщикова: «Их дети сходят с ума, потому что им нечего больше желать». 


По статистике, практически каждый человек испытывал депрессию хоть раз в жизни, а одной трети суицидов предшествовала затяжная депрессия.


Нельзя сказать, чтобы скептики были совсем неправы. В интервью еженедельнику «Собеседник» врач-психиатр Владимир Файнзильберг отметил: «Я думаю, что в странах Африки, где стоит вопрос выживания, мало кто страдает от депрессии. Депрессия находится в прямой зависимости от интеллекта: чем более развит человек интеллектуально, чем лучше его образование, тем больше он может быть подвержен депрессии. А если речь идет о борьбе за жизнь и пропитание, ни о каких депрессиях речи быть не может». Это касается не только африканских жителей. В российских сёлах и городских поселениях неврозы и депрессии тоже практически не встречаются.

Кроме того, среди богатых прожигателей жизни в самом деле существует целый ряд модных болезней, среди которых депрессия стоит едва ли не на первом месте. Потому и популярны постоянные посещения психиатров, психоаналитиков. Лёжа на диване, пациент обрушивает на врача весь хлам, который скопился в его голове: фобии, мании, обиды, наркотический бред, алкогольные галлюцинации...  

Так может, и впрямь её не существует, этой самой депрессии?

Уйди, старушка, я в печали…

Увы, она не только существует, но и с каждым годом охватывает всё больше людей. По одним сведениям, на планете страдают от депрессии более 300 млн человек, по другим – около 20 % жителей земного шара, то есть примерно 1,5 млрд человек. Впрочем, в нашем случае точное число не столь важно. Важно то, что существование депрессии и опасность её для человечества признаны практически всеми медиками планеты. Достаточно сказать, что, по данным Всемирной организации здравоохранения, в год по всему миру от депрессии погибают до 800 тысяч человек, а к 2030 году этот психический недуг станет самым распространенным на Земле. В нашей стране, как утверждает Минздрав, от депрессий и неврозов страдают около 2 млн 700 тысяч человек. Хотя отечественные психиатры к подобным выкладкам относятся с сомнением. Они считают, что количество россиян, которые время от времени впадают в «депрессняк», куда выше – из-за политической напряженности, экономического состояния страны и других социальных факторов, не способствующих психическому здоровью.


С каждым поколением депрессия начинается все раньше, и в течение жизни риск заболевания продолжает расти.
(Сергей ВЫГОНСКИЙ, главврач областного психоневрологического диспансера, из интервью «КП»)


Тревожное состояние и у нас на Дону. На учёте в областном психоневрологическом диспансере состоит порядка ста тысяч жителей Ростовской области. И это не  считая тех, кто обращается к другим психиатрам и психотерапевтам. Не говоря о тех, кто не обращается вовсе. 

Мир с каждым годом всё больше сходит с ума. Риск депрессии усугубляется бедностью, безработицей, болезнями, жизненными событиями, такими как потеря близких, дорогих людей, алкоголем, наркотиками…

Но что же такое депрессия? Если не вникать глубоко в тонкости медицинских определений, можно сказать, что речь идёт о состоянии глубокой подавленности, постоянной тревоги, мрачного восприятия окружающей действительности, страха перед будущим и т.д. Люди теряют способность радоваться, получать удовольствие от жизни, теряют сон, аппетит, испытывают болезненную слабость, зачастую склонны к суициду, особенно в подростковом и молодом возрасте (от 15 до 29 лет). Депрессивные состояния условно разделяют на лёгкие, средние и тяжёлые, на разных стадиях и симптомы различаются. 


Одна из причин возникновения стойкой депрессии – засилье негативной информации на телевидении, её постоянное смакование, сознательный отбор самых грязных, омерзительных, гнусных событий с целью привлечь публику.


Конечно, все эти факты, диагнозы, статистика вряд ли убедят сомневающихся или неверующих. Тем более, если судить по многим публикациям, депрессия действительно представляет собой нечто вроде лёгкой блажи. Авторы вообще не понимают, о чём пишут. Вот лишь несколько цитат: «Международный день борьбы с депрессией справляют в России, Украине, Беларуси и других странах», «Событие празднуют психологи, психотерапевты, их пациенты», «Цель праздника – привлечь внимание социума к проблемам душевного здоровья»... Праздник, празднуют, справляют… Да вы что, болезные, с ума сошли?! Это примерно то же, что «отпраздновать поминки».

Поэтому у меня для них есть куда более сильный аргумент. Начну с того, что первоначально я собирался писать вовсе не о депрессии, а о Неделе детской книги, которая в нашей стране проходит с 23 марта по 1 апреля, начиная с 1944 года.  Отписать такую тему мне было бы куда легче, проще, интереснее. Так почему же я не остановился на ней? Да потому, что следом натолкнулся на злополучный день борьбы с депрессией. И понял, что обречён писать именно о нём. 

Дело в том, что с подобной проблемой я столкнулся задолго до нынешнего бума.  Не то чтобы я к тому времени совсем ничего не слышал о депрессии. Слышал, конечно. Но у меня представление о ней сводилось к реплике Ивана Васильевича из гайдаевской комедии: «Уйди, старушка, я в печали». Или к лаконичной реплике супермена Ивана Данко из голливудского боевика «Красная жара». Помните, на вопрос американского полицейского, как в России снимают стресс, герой Шварценеггера отвечает коротко: «Водка». 

Меня это не касалось. А раз проблема тебя не касается, стало быть, её не существует вовсе.

Чёрный пёс у твоих ног

Однако она существовала безотносительно к тому, верил я в неё или нет. Сэр Уинстон Черчилль называл свою депрессию чёрным псом, который тихо входит вечером в комнату и садится у ног. Мой пёс вошёл ко мне в конце «лихих 90-х». Примерно с конца 1999-го меня стали преследовать странные приступы. Дважды в год, весной и осенью, наступал полный упадок сил недели на две. То есть абсолютное бессилие. Доходило до того, что я не мог подняться с дивана, жена приносила еду на журнальный столик, но и ел я как воробышек. Накатывало чудовищное чувство отчаяния, беспричинной горести, обречённости. Доходило до слёз.

Объяснить этого я не мог. Была хорошая работа, мы наконец-то получили квартиру, стали издаваться мои книги, пошли приглашения на телесъёмки, интервью в разных СМИ. Конечно, проблемы были. Но прежде их было куда больше. Через пару недель всё проходило, я опять становился бодр и свеж, с новыми силами занимался творчеством, журналистикой, общался с разными людьми, ездил в командировки. До очередного приступа. 

И никак не связывал то, что со мной происходило, с какой-то там депрессией. Мы грешили на метеозависимость, перепады погоды. Не считая приступов, в остальное время я был совершенно здоров, отжимался от пола по сто раз, жили мы бесконфликтно. 

Мы стали искать разные способы лечения, обращались к врачам, в ход шли и массаж, и иглоукалывание, и капельницы. Иногда лечение помогало, но ненадолго. Самой действенной оказалась консультация известного ростовского профессора Капустянского. Именно он впервые поставил диагноз «циклическая депрессия» и назначил курс лечения. Достаточно долго это помогало, но в последние годы приступы (хотя и в лёгкой форме) стали повторяться. Это неудивительно, ведь депрессии особенно подвержены те, кому за 60. 

Я и сейчас давно уже нахожусь в депрессивном состоянии. Оно связано с потерей дорогого мне человека – моей жены. Говорят, время лечит. Но я не хотел бы, чтобы оно залечило память, пусть даже и страшную. Мы прожили со Светочкой сорок лет, и все эти годы останутся со мною навсегда.

Но вот что странно… Или не странно, назовите, как хотите. Депрессия эта не сопровождается упадком сил, я работаю намного больше, чаще общаюсь с самыми разными людьми. В течение нескольких месяцев страшной болезни Светланы, её угасания я ухаживал за нею, пережил то, о чём никогда никому не расскажу. Может, это как-то закалило меня, хотя и оказалось жутким испытанием. 

Зачем я об этом говорю? Ведь такие переживания – очень личные, их не принято выносить на люди, ими, наверное, нельзя делиться публично. Есть откровения на грани неприличия. И всё же я решился. Потому что мой опыт может кому-то помочь. Во всяком случае, я надеюсь. Мне не стыдно признаваться в моей слабости. Ведь много тех, кто сейчас находится в том положении, в котором прежде находился я. И я говорю: не опускайте руки в самых мрачных обстоятельствах. А таких обстоятельств сегодня более чем достаточно. Мы часто получаем удары судьбы оттуда, откуда не ждём. Нам кажется, что опереться не на кого. Что это – конец. Что выхода нет. 

Однако надежда существует всегда. Бороться с депрессией, с жизненными невзгодами, которые её порождают, можно и нужно. До конца. До последнего вздоха. Солнце всходит каждый день. И оно светит всем.


Вчера взяла меня депрессия,

Напав, как тать, из-за угла,

Завесы серые развесила

И мысли чёрные зажгла.

А я не гнал мерзавку подлую,

Я весь сиял, её маня,

И с разобиженною мордою

Она покинула меня.

Игорь ГУБЕРМАН